pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Диалог о ценности жертвы Христа

Развивается в сообществе christ_vs_iudai.
Участник levchin пишет:
http://community.livejournal.com/christ_vs_judai/224598.html?thread=8754518#t8754518

"Если Спаситель знал, что воскреснет, в чём жертва? ведь тогда это как бы слегка понарошку? да-да, крестные муки (кстати, гвозди не могли быть вбиты в ладони и т.д.), но тем не менее – через три дня воскресну!
Вот если бы НЕ знать и идти на казнь, это воистину жертва – но тогда нет всеведения?"

Я: "Да потому что Бог есть Жизнь, и Его Единородный Бог-Сын - тоже Жизнь, чуждая смерти. Но не знавший ни греха, ни смерти приобщается и тому, и другому, беря на Себя грехи мира и последствия их - смерть. Чтобы в Себе эту смерть победить и пролить луч надежды и веры, что и для всего остального человечества будет побеждена смерть в воскресении. Тем самым Творец показывает полную солидарность со всем человечеством, вплоть до самого последнего отверженного, как разбойник, который был рядом распят.

Можно, конечно, развить вашу мысль и поставить вопрос таким образом: если Бог всеведущий знал, что при творении мира и человека в нем человечество погрязнет в беззакониях, зле, пороках, когда множество людей будут обречены на страдания, - зачем Он творил этот мир? Но на этот вопрос никогда не было однозначного ответа и не будет. В конце концов "Мои мысли - не ваши мысли", как у Исайи сказано".

Levchin: "Извините, но все эти – бесспорно, красивые – слова меня решительно не убеждают и уж во всяком случае не отвечают на мой вопрос.
Даже не говоря о том, что концепция Единородного Бога–Сына гораздо моложе Евангелий, т.е. ни апостолы, ни сам Иисус о ней явно не подозревали – откуда, собственно, видно, что Он берёт на себя все грехи мира? (Если так, грехи что, уже исчезли?) И – все ли грехи? Например, грех предательства Он явно оставляет Иуде.
Мой вопрос был, однако, проще: Иисус знает, что он воскреснет? Как будто так. Но тогда это не совсем всерьёз. Жертва – когда это всерьёз, до конца и без возможности переигрывать. Если я знаю, что воскресну, то мне, несомненно, легче идти на казнь, чем если я этого не знаю – в лучшем случае, надеюсь, но не могу быть уверен."

Последняя мысль мне кажется интересной и заслуживающей внимания. Что думаете, друзья?
Я написал еще:

"Иисус Сам говорил перед страданиями, что мог бы все это прекратить, однако, своих учеников Он удерживал: "Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут; или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов? Как же сбудутся Писания, что так должно быть?" (Мф. 26, 52-54).

Мог умолить, мог предотвратить, и не сделал. Этим жертва Его как раз возвышается: на амбразуру шли во время войны или под танк бросались с гранатами, в конце концов, от безысходности, от отсутствия альтернативы, поскольку все равно бы погибли, а так хоть кого-нибудь подорвать..."

levchin:
Это уже совершенно не аргумент. Во-первых, это может восприниматься в качестве метафоры; во-вторых, незадолго перед этим была молитва о миновании чаши – но легионы ангелов не были посланы; в-третьих, это опять-таки не ответ на мой вопрос, а наоборот, очко в мою пользу: Он ЗНАЕТ, что всё кончится хорошо. А настоящий подвиг всё-таки тогда, когда нет никаких гарантий.

Я: Как полноценный человек, Иисус испытал все возможные томления духа и муки, свойственные людям. Иначе зачем Ему было молиться о пронесении мимо чаши страданий? В моменты земной жизни Его божественность была умалена, сокрыта, и вполне возможно, что этим всеведением Он Сам не обладал, будучи ограниченным временем и пространством, хотя обладал прозрением будущего в значительно большей степени, чем все остальные (например, о кончине мира Он говорил, что о дне том и часе никто не знает, ни Он Сам, но только Отец).

levchin: Иными словами, в моменты земной жизни Он не был Богом, а был в лучшем случае пророком, так? В таком случае – да, можно говорить о настоящей жертве, но зато нельзя говорить о жертве Бога–Сына.

Я: Он был Богочеловеком, то есть Богом-Словом воплотившимся. Но при воплощении произошло самоумаление Божества в Нем, поскольку Он как человек прошел через младенчество, детство и т.д (младенец, понятное дело, всеведением обладать не может). Но при этом божественная природа была неотделима от Его человеческой природы.
Поэтому жертва Бога-Сына была самой настоящей.
Tags: высокое богословие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments