pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Кое-что о чудесах подлинных и мнимых

Недавно на интернет-портале «Русская неделя» (russned.ru) была помещена заметка преподавателя Николо-Угрешской Духовной Семинарии Валерия Духанина, комментирующая сенсационное свехъестественное появление у новорожденного дагестанского мальчика надписей по-арабски, прославляющих Аллаха в виде коротких отрывков из Корана.
http://russned.ru/obschestvo/kak-otnositsya-k-islamskomu-chudu
Эта информация, обошедшая множество СМИ, послужила отправной точкой для рассуждения, типичного для многих православных: как вообще относиться к сверъестественным явлениям среди верующих других религий; представляют ли они собой божественные знамения, или это лишь форма обольщения от демонических сил. Мне статья показалась заслуживающей внимания и в то же время противоречивой, непоследовательной и тем самым кое в чем неубедительной. Хотя это лучше, чем простое отрицание в виду того, что это просто «не может быть», или же выдавание этого явления за естественные, хотя и нетипичные, болезненные процессы, как приходилось видеть комментарии в обсуждении этой темы у православных, скажем, на Кураевском форуме.

Безусловно, соглашусь с автором в том, что «чудеса, в смысле чего-то из ряда вон выходящего, действительно происходят фактически во всех религиях. Ведь любая религия предполагает соприкосновение с силами высшими, преодоление обыденности, выход по ту сторону бытия (не всегда, разумеется, законным способом). И поэтому в любой религии есть свой опыт чуда – проявления потусторонних сил, необычных изменений с душевно-телесным естеством человека, преодоления ограниченности земных способностей, предсказания, получения вести из мира иного, даже опыт исцелений, видимого прекращения немощей и недугов». Далее следуют познавательные примеры, взятые из древности, от императора Веспасиана до Сведенборга. После чего задается вопрос: а каков источник этих чудес? Разумеется, автор склоняется к тому, что не свыше. И здесь аргументы становятся слабыми, на мой лично взгляд.

Сначала приводится пример Кассиана Римлянина: «Весьма часто люди, развращенные умом и противники веры, именем Господа изгоняют демонов и творят великие чудеса» (Собеседования египетских подвижников, 15: 6). Но вряд ли это может служить опровержением истинности чудес в других верах. Дело в том, что свои волхвователи, маги и знахари обретаются вокруг любой мировой религии. Поэтому эта цитата не свидетельствует ни за, ни против, поскольку имеет в виду не каких-то там далеких индусов, а людей рядом, вокруг тех самых монахов, которые по названию могли числиться христианами. Цитата из Второзакония (13: 1 – 3) лишь говорит о том, что изменников своей веры надо сторониться, даже если они производят впечатление своими чудесами. Ну и наконец евангельские слова Христа «Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф. 7: 22 – 23) совсем уж не к месту, поскольку Христос-то как раз предупреждает здесь о возможных единоверцах тех слушателей, к кому Он обращается, представителях той самой истинной веры, которые на суде будут апеллировать к Нему! То есть, другими словами, «не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7, 21). Таким образом, ссылки на Писание и Предание у автора бьют совершенно мимо цели.

Автор справедливо задает вопрос: «Почему мы должны приписывать Богу то, подлинная природа чего до конца неизвестна?». Но симметрично можно с неменьшим успехом поставить контрвопрос: «А почему мы должны приписывать именно демонам то, подлинная природа чего до конца неизвестна?».

В. Духанин выдвигает три версии для объяснения этого явления, первая из которых допускает «действие промысла Божия, обращающегося к каждому народу на языке его культуры». Вторая – «не все то золото, что блестит», то есть это обыкновенное искушение, уязвимость для воздействия бесовских сил. Третья – обыкновенное мошенничество, учитывая, что родители отказываются от научной экспертизы.

Я лично больше всего склоняюсь к первой версии в качестве общего подхода в подобных случаях (в частностях, конечно, могут быть исключения)… И вовсе не только потому, что в чисто практическом плане политкорректности эта точка зрения действительно удобна. Просто есть другие реплики Иисуса из Евангелий, которые автор упустил. Например, в ответ на желание Иакова и Иоанна запретить изгонять бесов одному человеку только потому, что тот не ходил с ними, Господь отвечает: «Не запрещайте, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. Ибо кто не против вас, тот за вас» (Мк. 9, 39-40). Это скорее применимо, правда, не к иноверцам, а к инославным христианам. Но есть еще одно высказывание, которое совсем не принимается во внимание в подобных случаях: «Если кто скажет слово на Сына Человеческого, простится ему; если же кто скажет на Духа Святого, не простится ему ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12, 32). Действительно, если кто-то (или целая группа людей, будь то еретики или иноверцы) учит неправильно об Иисусе, то почему он обязательно должен хулить Духа Святого и подпадать под вечное осуждение? Враждовавшие против Христа иудеи клеветали на Него, утверждая, что Он действует силой бесовского князя, поэтому тем самым хулили Святого Духа. Но не все вообще иудеи были таковы и тем более мусульмане в целом не являются таковыми, при всех их заблуждениях с христианской точки зрения, на которые указал автор статьи.

В воспоминаниях русского миссионера архимандрита Спиридона (Кислякова, 1875-1930) мы можем найти замечательные рассуждения по поводу любви Божией, простирающейся ко всем народам без лицеприятия, которые о. Спиридон высказывает в диалоге с узником читинской тюрьмы, мусульманином Али, готовящимся принять православие:
http://www.krotov.info/libr_min/s/spirid.html

«— Если христианство есть такая великая вера во Христа, что она самая святая и совершеннейшая во всей вселенной, то разве, когда мы умрем, так будем верить по-христианскому? А где же будет тогда наш пророк Магомет?
— Добрый Али, и Магомет ваш получит там по своим делам, я, дорогой мой, не думаю, чтобы он Богом был окончательно отвергнут. Бог, как истинный Отец людей и Творец вселенной, всех любит, милует и о всех промышляет, заботится, рождает, кормит, выращивает и по делам всем все воздает.
— Батюшка, наш мулла говорит, что только одни магометане спасутся и после смерти к Богу пойдут, а другие, как христиане, евреи, китайцы, пойдут шайтану.
— Милый Али, ты — женатый?
— Да, женатый. У меня три жены есть.
— Скажи мне, Али, если у тебя от всех трех жен были бы дети и из них два, три были бы слепы, как ты думаешь, всех бы ты считал их своими детьми или нет?
— Конечно, все мои дети, и я, как отец, любил бы всех, а слепых еще более.
— Так, Али. И Бог всех нас, без исключения народностей и вероисповедания, любит такою бесконечною любовью, что наша самая сильнейшая любовь, сравнительно с любовью Божиею, то же, что осколок льда с солнцем!».


Исходя из вышесказанного, почему не быть уверенным, что любящий Господь являет Свои знамения всем народам и являет славу Свою настолько, насколько они могут ее воспринять?

Но могут ли быть все-таки ложные чудеса в других религиях, согласно второй авторской версии? Конечно, могут, поскольку они могут быть и в самом христианстве, среди людей Церкви Христовой, о чем также нет недостатка в примерах из аскетических писаний. Более того, естественно предположить, что в христианстве демонические ухищрения с ложными знамениями будут особенно интенсивны, поскольку Церковь выявляет внутри себя наибольшую поляризацию сил света и тьмы. Здесь надо уяснить одну простую вещь: Подлинные чудеса в принципе не могут служить доказательством истинности веры, также как истинность веры не всегда может свидетельствовать за или против подлинности чудес! И относиться к ним можно по известному принципу свв. отцов в случае разных необычных видений или сновидений: «Не отвергай и не принимай». И желательно быть в этом последовательным, не примешивая сюда догматические и вероисповедные истины. Поскольку, например, к блаженной Матроне в наши дни стекается большинство людей, совершенно далеких от Христа, но верящих в чудодейственную помощь именно с ее стороны и так или иначе ее получающих.

Ну и третья версия автора, независимо от того, как относиться к этой арабской вязи на теле новорожденного мальчика, не выдерживает критики. Поскольку, во-первых, не стоит там, где нам выгодно, привлекать научную экспертизу, а там, где может быть явно невыгодно, ее отвергать или умалчивать о ней; не лучше ли каждый раз в случае какого-нибудь мироточения иконы привлекать экспертов в православные храмы?. А во-вторых, известно, что очень часто результат подобных экспертиз может быть истолкован неоднозначно и обусловлен личной верой эксперта. Сколько десятилетий не утихают, например, споры о Туринской плащанице и ее подлинности, скольк разных экспертиз с радиоуглеродными изотопами уже было проведено! И тем не менее, и сторонники подлинности реликвии, и те, кто утверждает, что происхождение ее с XIV века, остаются неизменно при своей позиции, а результаты успешно истолковываются в пользу каждой стороны. Ну и далеко не однозначное отношение в самом православном мире к сошествию благодатного огня в Иерусалиме в Великую субботу – еще одно тому подтверждение. Поэтому интуитивно родители того мальчика, скорее всего, были правы, отказавшись от этой экспертизы; по крайней мере, их можно в этом понять.

И в заключение можно отметить, что в целом отношение к чудесам в других верованиях равносильно отношению со стороны христиан к самим этим верованиям. И здесь необходимо истинное христианское смирение, без скороспелости в выводах. Вот что пишет один из современных авторов, Дэвид Бош, в своей книге «Преобразование миссионерства»:

«…И диалог, и миссионерскую деятельность можно вести, только занимая позицию смирения. Для христиан это должно быть чем-то само собой разумеющимся по двум причинам: христианство – это религия благодати (которую получают даром); кроме того, центром христианства в значительной степени является крест (который судит и христиан). Великой и немеркнущей заслугой богословской системы Барта является то, что она учит нас: границы, разделяющие правду и неправду, справедливость и несправедливость, проходят не только между христианством и другими религиями, но также и через само христианство. Поэтому есть нечто подлинно христианское в позиции смирения перед лицом других религий… Это не только выражение раскаяния в связи с дурным послужным списком христианства (например, безобразной нетерпимостью, которую часто проявляли христиане в отношении приверженцев других религий), такая позиция смирения объясняется еще просто и тем, что она внутренне присуща христианству. И, в конце концов, мы сильны именно тогда, когда мы слабы. Поэтому слово, которое, быть может, лучше всего характеризует христианскую церковь в ее встрече с другими религиями, это уязвимость. Близко подойти к людям нам удается не тогда, когда мы чувствуем себя уверенно и спокойно, но тогда, когда сталкиваемся с противоречием и испытываем затруднение».

P.S.: Есть, впрочем, подозрение, вполне небезосновательное, что "коранические" надписи на теле младенца - явление т.наз. дермографизма, аллергического заболевания, в результате которого на коже можно легко делать разные рисунки.
http://www.squidoo.com/dermographism
И тогда это чистая фальсификация, разумеется.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 80 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →