pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Categories:

О христианском равновесии

«Опасное решение. Христианское решение находить мир безобразным и скверным сделало мир безобразным и скверным» (Ф. Ницше)

Что-то есть обличающее христиан и их историю в этой фразе. Действительно, рассматривая всю окружающую действительность, людей вокруг и себя самого в свете безнадежности греха, легко скатиться к безвольности, безразличию к окружающим людям, к самому себе, к возделыванию этого мира, его хранению, преображению, к творчеству в этом мире… Как же – мир «во зле лежит», он обречен, его плачевный конец описан в Апокалипсисе! Человечество безнадежно, его не исправишь. Ну что ж – по вере нашей нам и бывает. Две мировые войны, бесчеловечные тоталитарные режимы минувшего ХХ века с их фабриками смерти были развязаны или взращены в тех странах, которые до тех пор были традиционно ориентированы на христианское вероисповедание!

На самом же деле Христианство антиномично и парадоксально в этой своей противоречивости. Оно равновесно в ней, но если это равновесие нарушить в одну или другую сторону – «Человек это звучит гордо» или « аз есмь червь, а не человек», то непременно и случаются в истории разные недоразумения, коллизии и даже катастрофические ситуации. Христианство представляет собой единство этих противоположностей без их борьбы в этом трезвом взгляде на человека и на мир. «Я царь, я раб, я червь, я Бог», по Державину. Мир создан Творцом, и в нем «все хорошо», в нем и сейчас можно находить, открывать поистине райские уголки природы. Но мир во зле лежит из-за человеческой алчности, эгоистичности, которая внесла однажды и по-прежнему вносит в этот рай раздор и раздрай, тогда как человек по-прежнему призван возделывать рай как внутри себя, так и вовне.

Христианство пролило свет на человеческую историю, обличив мир о грехе. Но одновременно оно вдохнуло положительное и творческое начало в историю, показав, к чему важно стремиться, Кому следовать; оно раскрыло божественное достоинство самого человека. «Вы – род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел, дабы возвещать совершенства Призвавшего вас из тьмы в чудный Свой свет» (1 Пет. 2, 9). Достоинство это, тем не менее, часто пренебрегалось, попиралось и унижалось в дальнейшей истории, сильными мира сего в отношении слабых, да и высокими церковными сановниками в том числе. О любом простом человеке как творце, устроителе и в том числе священнике в этом мире быстро забыли. В конечном счете о человеческом достоинстве заговорили отошедшие от Церкви люди или даже восставшие против нее, тогда как в самой церковной среде полюбили подчеркивать недостоинство человека. Разумеется, согрешая, человек сам унижает себя и свое божественное достоинство. Но следовало бы в таком случае помогать друг другу выбираться из грязи, а не тыкать пальцами в раны друг друга или, в уничижении паче гордости, объявлять себя «грешным и окаянным». Внутри себя, перед Богом – пожалуйста, сколько угодно, если есть такая потребность или основание (есть и специальные церковные службы, этому посвященные), а перед людьми стоит чувствовать как свое собственное достоинство, так и достоинство ближних! Не любя себя самого, в конце концов, как возможно полюбить ближнего, как самого себя? Да и окружающие люди рано или поздно почувствуют такое весьма сомнительное отношение, не то боязнь, не то презрение того, что «от мира сего» и что весьма произвольно объявляется греховным. Кстати, известный святоотеческий призыв считать себя самого хуже всех остальных остался также не вполне осмыслен в своей парадоксальности. Это всего лишь означает то, что всех людей без различия их социального статуса, степени воцерковленности, вероисповедания и образа жизни ты считаешь более достойными войти в вечную жизнь, чем себя самого, хотя и самому себе в этой надежде не отказываешь! Как тот сапожник из Александрии, которого встретил Антоний Великий по особому откровению. Ведь он только себя самого рассматривал как скорее достойного осуждения Божия, а всех других жителей Александрии (значит, и иудеев, и язычников, и еретиков, поскольку дело было в Александрии IV века) – спасения. Разумеется, это высший пилотаж человеческого духа. Но если б хоть эпизодически мы попробовали таким образом относиться к своим ближним, родственникам и друзьям, не суетясь и не заботясь об их «воцерковлении», насколько бы легче и лучше всем жилось!..

Еще до Христа Писание призывало не уклоняться ни направо, ни налево. Это справедливо и для данной темы: не думать о себе больше, чем тебе дано ("не думайте о себе более, нежели должно думать; но думайте скромно, по мере веры, какую каждому Бог уделил" - Рим. 12, 3), но и не рассматривать себя как безнадежного, пропащего и ни к чему не годного грешника перед остальными. Держать себя в равновесии! Нарушая которое в сторону унижения себя самого и окружающего мира, по-неволе способствуешь восстанию против твоей веры любых ищущих, сомневающихся, но мыслящих людей, тем более таких, бесспорно, чутких и наблюдательных, каким был Ницше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments