pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Category:

Некоторые соображения о так называемом «Чистилище»

9 … мы соработники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение.
10 Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, положил основание, а другой строит на нем; но каждый смотри, как строит.
11 Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос.
12 Строит ли кто на этом основании из золота, серебра, драгоценных камней, дерева, сена, соломы, --
13 каждого дело обнаружится; ибо день покажет, потому что в огне открывается, и огонь испытает дело каждого, каково оно есть.
14 У кого дело, которое он строил, устоит, тот получит награду.
15 А у кого дело сгорит, тот потерпит урон; впрочем сам спасется, но так, как бы из огня.
16 Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живет в вас?
17 Если кто разорит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм – вы
(1 Кор., гл. 3-я).

Этот отрывок (литургическое чтение сегодняшнего воскресенья) давал повод западным христианам учить о так называемом «очистительном огне» Чистилища: души христиан, живших не вполне праведно и благочестиво, должны пройти сквозь него, претерпеть чистилищные муки какой-то определенный срок, прежде чем приобщиться к райскому состоянию. Но эти слова ап. Павла не дают серьезного основания для этой концепции. Как, впрочем, и не дают православным большего основания думать так, как, например, было в полемике с латинянами на Ферраро-Флорентийском соборе 1439 г. Митрополит Виссарион Никейский, свят. Марк Ефесский толковали примерно так: глагол «спасется» указывает не на спасение, не на восстановление, а на то, что грешник не исчезнет, а будет пребывать «вечно мучимым в огне». Действительно, глагол σώζω может употребляться в Писании в разных значениях, как «спасать», «избавлять», освобождать», так и «беречь», «сохранять». Но тем не менее я лично не могу удовлетвориться таким объяснением. Дословно греческая фраза гласит: αυτός δε σωθήσεται, ούτως δε ως δια πυρός (сам же спасется, но так, как через огонь). Ничто здесь не указывает, что грешник будет вечно пребывать в этом огне; наоборот, слово «через» или «сквозь» (δια) как раз вносит оттенок динамичности, изменяемости состояния грешника. «Сам он будет спасен, как человек, которого вытащили из пламени» - предлагает такое чтение В.Н. Кузнецова. Видимо, боясь совпасть в чем-то с Оригеном насчет его «апокатастасиса», средневековые восточные отцы предложили такое вот несколько неуклюжее толкование.

Разумеется, особого «чистилищного огня» не существует, как указывали православные в полемике с представителями Римской Церкви. Огонь – это Сам Бог, Его божественные энергии, воспринимаемые по-разному теми, кто стремился к Свету и кто бежал от него, возлюбив собственную тьму. Как об этом пишет прп. Исаак Сирин:

«Говорю же, что мучимые в геенне поражаются бичом любви! И как горько и жестоко это мучение любви! Ибо ощутившие, что погрешили они против любви, терпят мучение большее всякого приводящего в страх мучения; печаль, поражающая сердце за грех против любви, страшнее всякого возможного наказания. Неуместна никому такая мысль, будто грешники в геенне лишаются любви Божией. Любовь есть порождение ведения истины, которое (в чем всякий согласен) дается всем вообще. Но любовь силой своей действует двояко: она мучает грешников, как и здесь случается другу терпеть от друга, и веселит собою исполнивших долг свой. И вот, по моему рассуждению, гееннское мучение: оно есть раскаяние. Души же горних сынов любовь опьяняет своими утешениями» (Слова подвижнические, 18). http://pagez.ru/lsn/is/18.php

«В мучениях и приговоре геенны есть некая тайна, ибо премудрый Творец взял в качестве отправного пункта для ее будущего исхода лукавство дел наших и воли нашей, дабы исполнить Свое домостроительство, в котором содержится умудряющее учение и неизъяснимая польза, сокрытые как от ангелов, так и от людей, а также от тех, кто претерпевает наказание, будь то демоны или люди, — сокрытые в течение всего того времени, пока властвует назначенный срок» («О божественных тайнах и духовной жизни» 39, 20).
http://www.krotov.info/history/07/sirin_al/sir_39.html

По прп. Исааку, муки в геенне имеют конец. Правда, он предупреждает: «Остережемся в душах наших, возлюбленные, и поймем, что, хотя геенна и подлежит ограничению, весьма страшен вкус пребывания в ней, и за пределами нашего познания - степень страдания в ней. Тем более устремимся к тому, чтобы вкушать любовь Божию через постоянную мысль о Нем и избежать опыта геенны, <который происходит> от небрежения» (там же, 41, 1).
В этом взгляде на прекращение гееннских мук прп. Исаак ссылается также на его предшественников – Диодора Тарсийского и Феодора Мопсуэстийского. Как пишет еп. Иларион Алфеев, «В Византии это учение было осуждено только в результате оригенистических споров VI века, а до VI века его и там разделяли отдельные богословы. Поскольку к середине VI века, когда в Константинополе рассматривали учение Оригена, Церковь Востока уже более двух столетий находилась в разрыве с Византийской Церковью, вполне естественно, что решения византийских Соборов на нее никакого влияния не оказали. Потому и учение о всеобщем спасении в VI—VII веках не считалось там ересью. (…) Эсхатологические воззрения Исаака Сирина, Григория Нисского и других упомянутых Отцов Церкви относятся к числу частных богословских мнений и не могут восприниматься как выражение догматического учения Церкви. В то же время их не следует отождествлять с еретическим оригенизмом, осужденным Церковью. Ни Исаак Сирин, ни Григорий Нисский, несмотря на радикальный тон некоторых своих высказываний на эсхатологические темы, отнюдь не считали вопрос о всеобщем спасении исчерпанным. Они лишь выражали ту надежду, которая, наверное, свойственна многим христианам — надежду на то, что вопреки всякой справедливости каждый человек получит возможность спасения по милости Всеблагого Бога».
http://bishop.hilarion.orthodoxia.org/1_3_3_3_12#_ftn70

Мне думается, что идея католического чистилища имеет корни именно здесь. Но она обросла излишним юридизмом, раз, и введением лишней сущности, т.е. какого-то специального очистительного огня, которому подвергаются грешники в чистилище, дабы в конце концов избавиться от вечных адских мук, два. Очищенное от этого юридизма, «чистилище» окажется просто-напросто новым опытом души при соприкосновении ее с духовным миром до будущего воскресения человеческой личности. Как, например, пишет о. Сергий Булгаков в книге «Невеста Агнца»:

«Представления о пассивности загробного существования является правильным в отношении к неполноте загробной жизни человека и невозможности для него прямого участия в жизни мира, которую он созерцает лишь как зритель, хотя и различая в ней свет и тьму своей собственной протекшей жизни, ее дел, «заслуг» и грехов. Однако и за гробом продолжается жизнь облеченного, хотя уже не телом, а только душой человеческого духа. Дух живет и за гробом силой своего бессмертия и Божественной энергии, ему присущей, и ему как таковому остаются свойственны актуальность и свобода, а постольку и творческое самоопределение. В отношении к духу неприменимо и противоречиво представление о неподвижности и, следовательно, каком-то обмороке или же тюремном изоляторе за гробом. Мало того, для жизни духа открываются новые источники, новое ведение, которые недоступны были для него в земной оболочке. Именно, это есть общение с миром духовных существ бестелесных. Это относится, прежде всего, к отдельным человеческим душам, общение с которыми – в них и через них – распространяется и на души всего человечества (ибо бессмертные души не поддаются заключению в одиночных камерах), как и к ангельскому миру, так же как и бесовскому. Высшим духовным даром загробного состояния является иное, новое ведение Бога, какое свойственно миру духов бестелесных: бытие Божие для них есть очевидность, подобная той, какою для нас является солнце в небе. Разумеется, это общение с миром духовным также представляет собой неисчерпаемое многообразие, ибо душа притягивает к себе и сама открывается лишь тому, чего она сама достойна или сродна. Но важно то, что это общение с миром духов бестелесных, во всяком случае, представляет собой неиссякаемый источник новой жизни, нового ведения, почему никоим образом нельзя допустить неизменности духовного состояния отшедших. Они вмещают эту новую жизнь в той мере и в том качестве, в каких они способны вместить. И было бы по меньшей мере рискованным утверждение, что этот мир остается доступен лишь для созерцания, без всякого участия в его жизни, опять-таки сообразно духовному состоянию каждого. Необходимо также признать, что эта загробная жизнь человека в общении с духовным миром имеет для его окончательного состояния по-своему не меньшее значение, нежели земная жизнь, и, во всяком случае, составляет необходимую часть того пути, прохождение которого ведет ко всеобщему воскресению. Каждый человек должен для него по-своему духовно дозреть и окончательно определиться как в добре, так и в зле… Загробное состояние есть не только «награда» и «наказание», и не только «чистилище», но и духовная школа, новый опыт жизни, который не остается бесследным, но обогащает и изменяет духовный образ человека».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments