pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

"Радонеж" о деле свящ. Глеба Грозовского

Юрий Коган:
Вы знаете, наверное, что заменили и следователя Гаврилова по этому делу, буквально уже накануне слушаний по существу. И что они там делали на закрытых заседаниях трудно понять, но что у них точно не получилось за эти 3,5 года, так это найти новых жертв, новых потерпевших. А они искали везде. Они искали здесь в Израиле, и об этом информация проходила. Если кто помнит, что в 2013 году даже деньги реально предлагали за просто-напросто какую-нибудь жалобу или письмо на Глеба Грозовского здесь в Израиле. Искали также среди родителей всех детских лагерей, которые окормлял отец Глеб. Вы знаете, что он много лет работал на этом поприще. И по сути дела всех родителей через сито опросили для того, чтобы найти хоть еще какого-нибудь ребенка, хоть еще кого-то, чтобы можно было оттуда получить какие-то сведения. Но, как мы знаем, вот уже после приговора, что ничего кроме этих двух эпизодов на острове Кос и острове Коневец больше ничего Следственному комитету придумать не удалось. Более того скажу, что по острову Коневец какая-то совершенно жуткая ситуация в том смысле, что за эти 3,5 года дата совершения преступления менялась трижды. И если, начиная с ноября месяца 2013 года по март 2014 следствие поменяло, допустим, даты 23 августа на период лета 2011 года, то уже в окончательном варианте эти показания имеют дату 2009 год. Я понимаю, конечно, взрослые люди могут попутать 3 года –«не знаю, вырвал зуб в 2005 или в 2009, не помню», но когда речь идет о насилии, тем более в отношении несовершеннолетних, попутать 2009 с 2011 годом… мне кажется это всё очень странным.

Адвокат священника Глеба Грозовского Михаил Анатольевич Уткин:
...Я стал его защищать, ознакомившись с материалами, увидев имеющиеся данные, на основании которых я уже сам стал работать, нашел свидетелей, предоставил их следователям, они дали показания о невозможности совершения Глебом Викторовичем данного преступления. Тем не менее, дело было направлено в суд, и он был осужден.
...Есть момент чисто законодательный. У нас уголовный процесс, в принципе, выстроен таким образом, что стороны не равны. Так было всегда, и в Советском Союзе в том числе. В части полномочий адвоката, эти полномочия не увеличиваются, они остались прежними. В принципе, все возможности у следствия. Я давно занимаюсь уголовным правом и могу сказать, что оправдательный приговор - это действительно результат каких-то определенных недоработок следователя...
..Если человек попадает в такую ситуацию, он рассчитывает на справедливость, ждёт, чтобы ему объяснили, доказали, что доказательства есть и возразить тебе на них нечего, и поэтому человек признается виновным, ибо закон определяет то, что человек совершил и предполагает соответствующие санкции. А если у нас в приговоре написано, что судья чему-то верит, а чему-то нет, а на основании каких доказательств - неясно. Ни я, ни Глеб Викторович никогда не вставляли палки в колеса следствию. Но мы требовали только одно - дать возможность защищаться. А такой возможности ему и не дали с того самого момента, как его экстрадировали, потому что за 2 дня до этого меня незаконно отстранили от дел.

Роман Силантьев:
Есть разные версии. Личная ли это месть, или кому-то не понравилось, что отец Глеб активно работает в сфере реабилитации наркоманов. А тут большие деньги, так что вопрос здесь о деньгах уже. Он человек с одной стороны взрослый, а с другой, в нем много такого ребячества, наивности, и в жизни у него все складывалось так хорошо.
Рядом просто не оказалось людей, которые бы подсказали, чем это может кончиться. Возможно, его хотели попугать таким образом. У нас такое бывает. Но бывает, что такие «припугивания» переходят и в убийства. Это и в 90е годы было, увезли в лес попугать, а человек от инфаркта умер. Да всякое во множестве было... Наверняка остались те, кто живет такой психологией. Видимо, он с такими людьми столкнулся, и кончилось это довольно печально. Ему и советов надавали непутевых. Выехать в Израиль было само по себе страшной ошибкой, поскольку следователь, который занимался его делом, когда-то занимался делом убийства Талькова. И тогда самый главный подозреваемый сбежал как раз. В итоге так и не выяснили, кто был виноват. Но тем не менее, что если человек, подозреваемый в чем-то куда-то резко бежит, да еще и в Израиль, то это вызывает понятное чувство. Вот появился советчик, который надоумил пересидеть в безопасном месте. А тут обещали все решить, с его же слов. Вот кончилось так. И я не знаю, если все кончится плохо, то зачтут или не зачтут годы, проведённые в израильской тюрьме. Вот сколько лет жизни человек уже потерял. Конечно, я ездил тогда в Израиль, опрашивал его. Я не следователь и не адвокат. Но как правозащитник имею право опросить, узнать позицию следствия, подозреваемого, пообщаться с его адвокатами, родственниками, общественными защитниками, и составить впечатление. Хотя судебные инстанции я подменять не могу, но лично из того, что я узнал, я склоняюсь к невиновности отца Глеба, как и адвокат. Он человек тоже незаинтересованный, он сам выходец из органов, сложно его растрогать подобными вещами. Однако не наблюдаю у него сомнения. Хотя многие адвокаты готовы и виновных защищать, и срок им снижать, это не считается зазорным. Но тем не менее, адвокат отца Глеба уверен в его невиновности. Такая ситуация сложилась. Тут и новые законы, которые резко подняли сроки по таким делам, особый интерес к таким делам, тенденция западная, когда людям не вину надо доказывать, а невиновность свою. Например, обвинили человека в домогательствах, то тут уже безо всякого суда и следствия надо слагать полномочия и уходить в отставку. А если и дети тебя в чем-то обвинили, то совсем печально. Такая практика будет распространяться и у нас...
Как говорится, теперь надо доказывать невиновность, а не вину. Такая новая позиция. Да, были подобные прецеденты в Финляндии, Эстонии, когда в свое время пострадал в борьбе с педофилами отец Игорь Прекуп... Он разоблачил одного педофила, в итоге батюшку репрессировали по церковной линии. Потом суд его восстановил в сане, но жизнь его до конца не наладилась после этого. К большому сожалению, бывают и педофилы, да, но скажем честно, некоторые пошли в церковь не Богу служить, а реализовывать преступные замыслы под прикрытием такой солидной организации. Да, кого-то с наркотиками ловили, кто-то за педофилию сел, кто-то уже таким был на момент рукоположения, кто-то изменился в худшую сторону...
...А любовь детей вещь такая... обоюдоострая. С этой любовью надо аккуратнее. Где любовь, там и ревность, а где ревность, там и всякие такие вещи...


Общественный защитник отца Глеба Андрей Алексеевич Мурашко:
Я вам напомню, что за два дня до экстрадиции отца Глеба в Россию, следователь Гаврилов своим постановлением незаконно лишил его единственного защитника – это адвокат Михаил Уткин. Следователь не предъявил ему обвинения в установленный законом срок, а «карманный» дежурный адвокат, который был приглашен, склонял Грозовского признать вину. А это означает, что следователь предложил отцу Глебу завязать руки, ноги, глаза, и сказать: защищайся, а если были бы нарушения, то никто бы их не увидел. Так вот, после отстранения адвоката Михаила Уткина, Гаврилов действительно назначил стационарную экспертизу и поместил отца Глеба в больницу номер 6. Но отец Глеб не отказывался, он каждый день писал о том, что он готов на сексологическое обследование, но только в присутствии своего адвоката, которого незаконно отстранили. То есть в течение четырех месяцев Уткин добивался восстановления в деле в качестве защитника и добился своего. Но через четыре месяца, когда эта экспертиза уже была проведена, отец Глеб был признан вменяемым, и никакого болезненного расстройства не было установлено. Поэтому когда следователь говорит об отказе отца Глеба от экспертизы, то он говорит неправду. Отец Глеб был не против исследования, а против произвола, который учинил ему следователь. И хочу также отметить, что в суде адвокат Уткин заявлял ходатайство о назначении аналогичной экспертизы, но суд посчитал, что в этом нет необходимости. А чтоб вы понимали, следствие обвинило отца Глеба в совершении сексуального насилия при свидетелях. Вы подумайте: мог ли священник при свидетелях совершить преступление в условиях такой очевидности? То есть только, если он больной человек, т.к. педофилия – это болезнь. Поэтому если преступление совершается при свидетелях, педофил в состоянии измененного сознания или идиотии ничего не видит кроме своей болезненной страсти, поэтому эта экспертиза была нужна отцу Глебу. Потому что он здоровый человек. Сам следователь не дал ее провести, а суд сказал, что оснований для этого нет, поэтому, я думаю, вот такая ситуация и была.
...Приговор построен только на противоречивых письменных показаниях потерпевших, опровергнутых показаниями свидетелей защиты и государственными экспертами. Судье, к сожалению, совершенно было не интересно устанавливать истину, поэтому в приговоре просто написано: вот этим показаниям я верю, потому что они достоверны, а этим показаниям я не верю, потому что они не достоверны. Больше ничего.

протоиерей Андрей Спиридонов: - Я думаю, что все-таки этика священнического поведения, и в отношении детей в том числе, где бы священник не находился, она должна обязательно соблюдаться и быть в определенных рамках. И священник всегда должен держать определенную дистанцию по отношению к ребенку, к детям. И это будет безопасно и для него самого, и для детей, и для окружающих, чтобы не возникал какой-то фон, который не соответствует церковному образу жизни и церковной этике поведения. Вот, к сожалению, в истории с о.Глебом Грозовским мы до конца не знаем был ли так какой-то явный криминал или не был, сфальсифицировано ли в полной мере против него обвинение или нет, это всё в общем-то нуждается еще в исследовании. Но стоит заметить, что определенная неосторожность, с которой он себя вел, неосторожность в стиле поведения и создала такой фон, когда такого рода обвинения, которые в современном мире порой легко могут выдвигаться, они выдвигаются, можно сказать, с большей легкостью. Это всё в конечно счете получается в общем-то не на пользу Церкви. Конечно, о.Глеб, наверное, был по своему прав, что он старался заниматься с детьми в таком максимальном приближении к ним, но все-таки опыт показывает, и 2000-летняя история Церкви показывает, что на самом деле стиль поведения христианина, тем более священника, совершенно вещь не второстепенная, независимо от того, в какую эпоху мы живем, мир все равно лежит во зле, а Церковь во Христе, она должна безусловно должна следовать в своих членах, тем более в своих служителях нравственному стилю поведения во всем. Мне кажется, никаких сомнений у нас в этом не должно быть, и никакого потворствования чрезмерным свободам в этом смысле тоже не должно быть, потому что это против нас оборачивается и против Церкви как таковой.

Читать полностью...

Также напомню о материале почти трехлетней давности: "Глеб Грозовский - история вопроса"
Tags: жуть, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments