pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

«Могила Ленина – колыбель человечества»

Жаль, не могу пока найти тот номер газеты с моей первой в жизни публикацией, когда я был студентом МГУ...

Оригинал взят у pretre_philippe в «Могила Ленина – колыбель человечества»
Тут вот с новой силой по «Эху Москвы», по крайней мере, обсуждается в связи с очередной годовщиной смерти «Лукича» возможность вынеса тела В.И. из Мавзолея и предания его земле. А я откопал мою первую в своей жизни печатную публикацию, посвященную как раз этой проблеме. Статья «Могила Ленина…» была написана в начале 1990 года (я был в то время студентом МГУ) и опубликована в популярной тогда рижской газете Народного Фронта Латвии «Атмода» 2 апреля 90-го, а также в газете партии «Демократический Союз» «Свободное Слово» примерно в то же время. Увы, - «а воз и ныне там»… Поразительно, просто иррационально! Что все-таки препятствовало (или кто?) все эти годы захоронению тела!? Статью даю в сокращении (актуальности она, увы, не потеряла)…

Сегодня мало кто из мыслящих людей всерьез воспринимает то, что печататся в газете «Правда». Поэтому, видимо, прошла незамеченной любопытнейшая правдинская заметка «Время не властно» от 27 октября прошлого года, начинающаяся следующей информацией:

«Как сообщила комендатура Московского Кремля, в связи с проведением профилактических работ Мавзолей В.И. Ленина будет закрыт для доступа посетителей с 10 ноября 1989 г. по 15 января 1990 г.» Казалось бы, ничего особенного, подумаешь! Но вот о подробностях и причинах этого в духе гласности поведал нам «известный биохимик», «специалист по проблемам энзимологии» академик С. Дебов:

«Для длительного и надежного сохранения тела В. И. Ленина необходимо строгое соблюдение определенных параметров температуры и влажности воздуха. Это обеспечивается и контролируется специальным технологическим оборудованием, установленным в Мавзолее. Периодически, примерно раз в полтора года, вся аппаратура требует проверки. Поэтому Мавзолей и закрывается на два месяца (…), производится оценка состояния тела В.И. Ленина с использованием тонких методов объективной регистрации.» Что это за «тонкие методы» такие, академик, однако, предпочел не говорить, сославшись на «государственную тайну»: «Мы первыми нашли такой способ бальзамирования. До сих пор прецедентов в мире нет».

Да, что ни говори, а случай в мировой истории действительно беспрецедентный, есть чем похвастаться! Правда, древние египтяне, в совершенстве владевшие искусством бальзамирования еще пять тысяч лет тому назад, сохранили мумии своих вождей в приличном состоянии и до сей поры, без контроля «специальным технологическим оборудованием» или применения «тонких методов объективной регистрации». И все же, признаемся, Советская Россия не просто повторила древний языческий опыт, а подняла его на качественно новую ступень, придав ему невиданные масштабы. Если в те столь далекие от нас времена царская гробница не предназначалась для посетителей, и даже вход в нее старались сделать потайным, дабы не потревожить усопшего, то в СССР в эпоху «нового мышления», как отмечает Лариса Лисюткина («Век ХХ и мир», №9, 1989), ежегодно Мавзолей Ленина посещает до 2, 5 млн. человек. Каждый день – до 12 тысяч, а по воскресеньям – до 15 тысяч. С 1924 года Мавзолей посетило свыше 100 млн. человек!»

Однако вернемся к интервью С. Дебова. Вопрос корр.: «Насколько дело, которым вы занимаетесь, наукоемкое? Приходится ли экспериментировать, вести, как говорится, научный поиск?» Ответ академика: «В общем-то способ есть. Речь идет только о его совершенствовании, о более тонких методах контроля. Для этго используется уникальное технологическое оборудование, созданное отечественной промышленностью. Известно, что Мавзолей ведь закрывают для посетителей каждые понедельник и пятницу. В это время там как раз бывают наши специалисты». О том, что же входит в их обязанность, академик также предпочел не распространяться, сославшись теперь уже не на «государственную тайну», а на «этическую грань», которую «в данной теме переступать не следует»! Зашла, конечно же. речь и о тех, кто настаивает на перезахоронении Ленина. «Как же теперь лишить людей такого мемориала! – сокрушается академик, - Думаю, те, кто сегодня стремится схоронить Ленина, пытаются похоронить ленинизм».

И вот, Мавзолей снова открыт, и, как в прежние годы сталинизма, волюнтаризма, застоя, так и в нынешние времена теперь уже «застоя перестройки», среди бесчисленных очередей, воплотивших в себе весь наш советский «сюр», - больших и малых, прямых и извилистых, продуктовых, вино-водочных, табачных, «мыльных», - виднеется самая длинная, самая монументальная из них.*** Можно ли вообще оценить глубину происшедшего в стране падения нравов и духовного обнищания? Сколько народу приезжает каждый день, например, на могилу Пушкина, к Толстому в Ясную Поляну или на родину Есенина, или, наконец, в Троице-Сергиеву Лавру, Оптину Пустынь? Разве это не порнография духа?... И разве не приложил Ильич все свои усилия к тому, чтобы перестали существовать понятия о совести, сострадании, добре и зле вообще, а справедливость была бы подменена «революционным правосознанием»? «Надо, чтобы все дело воспитания, образования и учения современной молодежи было воспитанием в ней коммунистической морали, - учил он на III съезде Комсомола в 1920 г. (ПСС, т. 41, с. 309), - …для коммуниста нравственность вся в этой сплоченной солидарной дисциплине и сознательной борьбе против эксплуататоров» (с. 313). Но если к 1920 году значительная часть духовенства, дворянства, купечества, гуманитарной интеллигенции была истреблена или сбежала за границу, а белое движение в основном разгромлено, то против каких же «эксплуататоров», спрашивается, надо было бороться? Ленин произносит уже на XI съезде РКП(б) 27 марта 1922 г. следующее:

«И когда меньшевик говорит: «вы теперь отступаете, а я всегда был за отступление, я с вами согласен, я ваш человек, давайте отступать вместе», - то мы ему на это говорим: «за публичное оказательство меньшевизма наши революционные суды должны расстреливать, а иначе это не наши революционные суды, а бог знает, что такое». Они никак не могут понять и говорят: «Какие у этих людей диктаторские замашки!» (ПСС, т. 45, с. 89).
«Действительно, такая проповедь, которую изрекает и Отто Бауэр, и меньшевики, и эсеры, составляет их собственную натуру: «Революция зашла далеко. Мы всегда говорили то, что ты сейчас говоришь. Позволь нам еще раз это повторить». А мы на это отвечаем: «Позвольте поставить вас за это к стенке. Либо вы потрудитесь от высказывания ваших взглядов воздержаться, либо, если вы желаете свои политические взгляды высказывать при настоящем положении, когда мы в гораздо более трудных условиях, чем при прямом нашествии белых, то, извините, мы с вами будем обращаться как с худшими и вреднейшими элементами белогвардейщины». Этого мы забывать не должны» (там же, с. 90). И не забывали: впереди был процесс эсеров, письмо Ленина наркому юстиции Курскому, разработка и принятие Уголовного Кодекса в 1926 году, о чем дана исчерпывающая информация у Солженицына в «Архипелаге»…

Иосиф Бродский, как известно, в своей Нобелевской лекции нашел для Ленина место в истории человечества рядом с Гитлером (в русском варианте лекции, напечатанной в «Книжном обозрении» в 1988 г., это не отражено). Сегодня после публикации «Архипелага ГУЛАГ», «Читая Ленина» Вл. Солоухина, «Все течет» Вас. Гроссмана, великий стыд должны бы испытывать миллионы! Но лишь подавляющее большинство господ кремлевских коммунистов, готовящихся, как ни в чем не бывало, отметить очередную круглую дату со дня рождения их идейного вдохновителя, а также обществоведы, историки и публицисты из их обслуживающего персонала, не испытывают особой неловкости, – в данном случае, как выразился в одном стихотворении тот же Бродский, «краска стыда вся ушла на флаги».

Ничто у нас по-прежнему не тиражируется в таких астрономических масштабах, как облик Ленина в различных модификациях в виде бюстов, плакатов, памятников, орденов и медалей, бумажных денег и металлических рублей, мемориальных досок (по Москве их более семидесяти), журнальных обложек, открыток, альбомов, марок (всего и не перечислить) – в каждой республике и каком угодно городе (Балтия, слава Богу, мможет быть, составит теперь исключение из общего правила), похожий то на европейца, то на казаха или монгола, то на клоуна или черта; в профиль и анфас, «с орущим общим местом в ленинском пиджачке и кепке» (В. Набоков, «Дар») или без кепки, целой фигурой или только одной головой своей… «Ленин и теперь живее всех живых»! Страна заленинизирована и переленинизирована!...

«МОГИЛА ЛЕНИНА – КОЛЫБЕЛЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА!» - таков был один из лозунгов на похоронах Ильича на Красной площади в январе 24-го (кому доводилось смотреть кинохронику похорон, тот мог его приметить). Вот уж действительно, «от слов таких срываются гроба шагать четверкою своих дубовых ножек»! Очень «тяжелая эта мысль»… По аналогии со сказанным когда-то «все мы вышли из гоголевской шинели», теперь можно утверждать наверно, что все мы вышли из ленинской могилы. Только вот в том беда, что могилы-то как таковой до сих пор не существует, а труп Ленина, медленно, но неуклонно разлагающийся, несмотря ни на какие «тонкие методы», подобно тому, как разлагалась последние 70 лет его идеология, все еще не предается земле. «Наш мертвец года» - крупным шрифтом было набрано рядом с портретом Ленина на обложке одного французского журнала декабря 89-го. В СССР он все-таки пока еще жив и вездесущ. Доколе? Не пора ли наконец возвратиться от идолопоклонства к Богу Истинному?

*** Надо, впрочем, отметить, что после открытия в Москве первого ресторана «Макдональдс» на Тверской летом 1990-го очереди туда в первые месяцы его работы явно превзошли количество посетителей Мавзолея! Сейчас это кажется уже чем-то фантастическим (примечание января 2009).

Tags: жуть, история, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments