pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Об одном тупике традиционализма

Пишу "об одном", поскольку я в принципе не против традиционалистов и признаю, что в жизни любого общества нужны двигатели, творцы, изобретатели, как нужны и консерваторы, сохраняющие то, что было накоплено предками, чтобы в быстром и непредсказуемом потоке истории просто так и бесследно ничего не пропадало. Каждая сторона, и либеральная, и консервативная, может быть права по-своему.
Но хотел бы остановиться на следующем моменте. О верности церковной традиции, святым отцам часто можно слышать или читать в рассуждении современныз охранителей. И при этом, как отмечает автор свежей заметки, остается непонятным, почему современные традиционалисты застряли на традиции XVIII-XIX веков или в самом лучшем случае позднего средневековья? Почему они допускали изменения с первого века христианской эры вплоть до XV-XVIII в., а теперь эти возможные изменения не допускают ни под каким видом? Ведь нелогично получается.
"При этом никак не объясняется то, что сама нынешняя церковь застряла на обрядности века этак XVIII-XIX, Синодального периода — после него все, наступил застой. Практически все обряды, все традиции, которые сложились в то время, стали почему-то незыблемыми. То есть с первого века меняться можно и нужно..., но с XIX-го меняться почему-то нельзя, это занятие стало считаться весьма даже греховным. Почему же такая несправедливость? Непонятно…" (Елизавета Поповская).
Конфликт традиционалистов и реформаторов на заре христианской эры, кстати, был очень даже острым. Там речь шла даже не столько о традициях, сколько о догматах, если брать слова в современном понимании. Иисус Христос, каждый раз исцеляя кого-то из больных по субботам, каждый раз вызывал гнев и ярость традиционалистов. Ведь согласно общепринятому тогда традиционному пониманию субботнего покоя, вполне догматическому, исцелять по субботам допускалось только лишь в случае угрозы немедленной смерти! Что мешало, например, дождаться захода солнца, когда наступал следующий день, и исцелять тогда уже расслабленного при Овчей купели, или слепорожденного, или сухорукого, или скорченную женщину, быстрая смерть которым уж точно не грозила? Абсолютно ничего не мешало им подождать всего лишь несколько часов, с точки зрения соблюдения буквы и традиции. И ревнители-блюстители были бы удовлетворены, и Иисус сделал бы свое дело, не навлекая на Себя гнев и не приближая каждый раз Свой неумолимый Час... Однако, Иисус считал, что если перед тобой человек, нуждающийся в помощи здесь и сию минуту, не стоит откладывать эту помощь ни на миг, и не смотря на запреты, связанные с субботним покоем!

Возьмем апостола Павла... Ревностный хранитель отеческих преданий, строгий блюститель Закона вдруг становится величайшим религиозным реформатором всей человеческой истории. Он покусился на главный догмат Торы, четко и неоднократно прописанный: каждый, кто присоединяется к сообществу Господа, должен быть подвергнут обрезанию. А кто не обрежется, истребится душа того человека. Точка! Однако... Савл, вскоре сделавшись апостолом Павлом, будет утверждать, что эллинов, входящих в Христову Церковь, не нужно обременять ни обрезанием, ни соблюдением разных правил ритуальной чистоты. Во Христе, как он напишет, "не имеет силы ни обрезание, ни необрезание, но вера, действующая любовью" (Гал. 5: 6). Или тот, кто во Христе - "новая тварь" (2 Кор. 5: 17). Первый в истории церковный собор, т.наз. "апостольский" (49 или 51 г. по разным данным), примет в основном сторону Павла! Правда, оставив при этом некоторые компромиссные формулировки, которые для современных христиан как правило никакого уже значения не имеют: "воздерживаться от идоложертвенного, и крови, и удавленины" (Деян. 15: 29). То есть, не соблазнять христиан из иудеев употреблением вышеперечисленного. Сам же Павел также отметит, что "идол в мире ничто" (1 Кор. 8: 4), но раз не у всех такое знание, то просто "берегитесь, чтобы ваша свобода не послужила соблазном для немощных" (8: 9).

Ну и если брать последующих святых отцов Церкви, то многие из них для своего времени были также реформаторами - при жизни их взгляды и предложения отвергались церковным большинством. И уж тем более не освящались, не канонизировались. Но проходили десятки или даже сотни лет после их смерти, и всё становилось с точностью до наоборот: когда-то отвергаемые, они становились чуть ли не неприкасаемыми. Сейчас современные охранители в РПЦ отзываются об о. Александре Мене, митр. Антонии Сурожском или о. Александре Шмемане либо с некоторым пренебрежением-снисхождением, либо с неприятием. Но конечно, когда в РПЦ канонизируют о. Александра Меня или митр. Антония, их в основном уже не будет в живых...

И по сути получается, что аргументы современных традиционалистов - чисто психологические и обусловленные той самой немощью в вере, о которой говорит апостол. Но если застревать на этой немощи, она в самом деле может иной раз завести в тупик!
Tags: размышления
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 108 comments