pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Ирина Канторович: "Почему бюджетники до сих пор бедны"

Наша прихожанка, занимает активную позицию, к которой, думается, надо прислушаться!

Во время прямой линии, отвечая на вопрос учительницы из Иркутской области о ее крайне низкой зарплате, Владимир Путин сказал: «У нас деньгами учителей и определением уровня заработной платы распоряжается сама школа, она определяет штатное расписание и доплаты к окладу...». К сожалению, это действительно так...

Действительно, с 2008 года по закону не только школа распоряжается уровнем зарплаты сотрудников, но те же права имеет теперь любое бюджетное учреждение – больница, музей, театр и т.п. Цели при этом декларировались, разумеется, самые благие – поощрить тех, кто хорошо работает, а чтобы зарплаты не снижались – привязать зарплату руководителя к средней по учреждению. На практике же это привело к своего рода узаконенному самоуправству руководства этих учреждений и является главной причиной «уникального явления» нашей страны – массовой «бедности работающих».Вообще не понятно, о чем думали реформаторы, когда в 2008 году вводили Новую систему оплаты труда (НСОТ) бюджетников. В рамках новой системы интересы начальства и работников противоположны априорно: чем меньше работодатель заплатит работнику, тем больше сможет выплатить себе. С таким же успехом можно было предложить регулировать коллективным договором отношения между овцами и волками.

Формально при установлении правил оплаты труда в учреждении коллектив может с чем-то не согласиться и против чего-то возразить, но в реальности победа администрации предопределена: противостоять ей на практике невозможно. Например, в моей школе «Технологии обучения» (Москва), где учатся дети-инвалиды, при принятии НСОТ директор грубо нарушал регламент и унижал учителей, продавливая свой текст Положения об оплате труда: все это описано в статье председателя профкома нашей школы М.В.Филипенко «История об аморальной пощечине и о новой системе оплаты труда» на сайте профсоюза «Учитель». В итоге, в школе было принято «директорское» Положение, позволяющее платить работнику на любой должности за работу зарплату с разницей в разы, игнорируя квалификацию. Вот только маленький фрагмент полемики председателя профкома с директором:

– Вы понимаете, что по Вашему «Положению...» за один урок учитель может получать в качестве базовой части оплаты урока 300, 450, 600, 1200 руб., что такой разницы нет ни в одной школе? И что, скажем, выпускник может получать за ту же нагрузку в 4 раза больше доктора наук с высшей категорией?

Ездов А.А., директор бюджетной школы, ответил:

– Конечно, я могу платить выпускнику, если он работает с группой в 5 человек, больше, чем замшелому доктору наук».

И у нас год так платили в школе: оклады учителей за ставку отличались в 4 раза (без всяких доплат, именно оклады). Обращение в надзорные и правоохранительные органы результата не дало. Они не сделали ничего и часто просто ничего не отвечали по существу означенных в жалобах нарушений. В итоге даже после моего Открытого письма министру Ольге Васильевой, опубликованного в статье «Технология мерзости. Как по закону обокрасть учителей и учеников», в 2017 году я получила только классические отписки из Минобра и местных органов Министерства внутренних дел. Минобр фактически подтвердил законность ущемления прав учителей и учеников: оформляем «экономию» локальным актом школы и она становится законной. А МВД к тому же допустило в ответе не одну фактическую ошибку. Их наличие и бездействие правоохранительных органов легко объяснимы: они завалены жалобами на всеобщее самоуправство, и поскольку в каждом учреждении свои сочиненные в нем документы – просто физических сил и времени не хватает во всем этом разобраться.

Сейчас учительские зарплаты в нашей школе с каждым годом сокращаются... Но «экономия» на учительских зарплатах – лишь одна из форм обогащения администрации. Еще одна финансовая схема, действующая в школе, – объединение в группы детей, имеющих справку о надомном обучении. Формально такая справка автоматически означает выделение бюджетного финансирования для индивидуального обучения. Так и работала наша школа в первые годы своего существования – и мы все гордились ею, гордились тем, как тут заботятся о каждом тяжело больном ребенке, подстраиваясь под его личные психофизические возможности и т.п.

Сейчас группы формируют уже по 8-10 человек (дети учатся дистанционно, общаясь по Skype). Успеваемость учеников-инвалидовпорой падает катастрофически. Но и из этой ситуации школа нашла выход: часть учеников переводят в разряд умственно отсталых. Я об этом написала в Открытом письме министру Ольге Васильевой. В полученном мной ответе Министерства просто никак не прокомментирована эта ситуация. Между тем превращение детей в умственно отсталых школе экономически очень выгодно: можно сокращать им число уроков в учебном плане (и тем самым меньше платить учителям) и т.п. Да и ответственности особой за плохую успеваемость тоже нет. А то что потом государство получит вместо вполне способного трудоустроиться гражданина «умственно отсталого» по документам, требующего значительных социальных дотаций, – это школу уже не касается. (Я намеренно говорю только об экономической стороне вопроса, не рассматривая полную аморальность такой практики.)

Так обстоят дела не только у нас в школе. Отдельно хочу прокомментировать слова президента о том, что школа сама определяет штатное расписание. Как известно, по «майским указам» Путина надо было повысить зарплаты бюджетникам. В рамках НСОТ решение тут находится легко – надо просто заставить одного человека делать работу двоих. На практике это привело к тому, что администрация «выживает» сотрудников по максимуму, а на оставшихся взваливает их работу. В результате за пределами Москвы уже сложно найти учителя, который работал бы меньше, чем на полторы-две ставки. В результате учитель или работает на износ, или халтурит.

А уж то, как измываются сейчас везде над уборщицами, санитарками, медсестрами и соцработниками, превосходит всякое воображение. Вот рассказ (декабрь 2016 г.) об интернате для лежачих детей-инвалидов: «В том же Черемхово произошло сокращение должностей помощников воспитателей с ежемесячной зарплатой в 18 тыс. рублей на санитарок, получающих в месяц 6 – 8 тыс. рублей. Работа – одна и та же абсолютно – это утверждают сотни допрошенных работников этих категорий. Только нагрузка разная – на 32 ребенка было 111 штатных единиц персонала, затем на 60 детей – 125 единиц потом на 102 ребенка – 137 единиц. То есть при увеличении количества находящихся детей в 3 с лишним раза штат был увеличен на 24%. Нагрузка на работника выросла почти в 3 раза. Зарплата же при этом уменьшилась также в 2 — 3 раза... Что делают медицинские сестры в этом учреждении. То же, что в обычной больнице, только при этом большая часть детей является тяжелыми инвалидами, прикованными к постелям с тазовыми нарушениями, когнитивными расстройствами, многие из них нуждаются в зондовом питании, и это дети, которые при кормлении спокойно себя не ведут. Целых две сестры на день! На всё! И на мед. работу, и на зондовое кормление. На 120 детей! И одна из этих сестер остается на ночь. Одна медицинская сестра на 120 тяжело больных детей – инвалидов». Показательно, что рассказывает это не журналист и не гражданский активист, а глава Следственного управления СК РФ по Иркутской области генерал-майор юстиции Андрей Бунёв.

Читать полностью...

Итак, все "благие намерения" реформ в конечном счете в очередной раз оборачиваются непонятно во что.

И еще программа "Отражение" с участием Канторович
Tags: жуть, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments