pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Честно и откровенно - о приоритетах

" Государство в лице Церкви видит надежного социального партнера, но при этом отдает себе отчет, что необходимы средства для финансирования этого соработничества, а мы пытаемся правильно выстроить наши отношения с государством, чтобы получить от него поддержку".

митрополит Смоленский и Рославльский Исидор

http://smoleparh.ru/novosti/novosti-vazhnoe/2017/03/seminar-grantovyie-proektyi-kak-resursyi-razvitiya-initsiativ-pravoslavnyih-organizatsiy/ (поместил д. А. Кураев)

Вспоминаю, что давно уже про это где-то читал, да и писал тоже.
Например, здесь:

"В России церковь отвыкла за советские годы быть победительной… Но вот что произошло — с переменой власти наша церковь пала на спину и замурлыкала государству: любите нас, а мы будем любить вас. И воровать, и делиться… И церковный народ принял это с ликованием" (Л. Улицкая, 2006 г.)

Или у ее оппонента Юрия Малецкого:
«И все равно секулярный человек имеет оправданные претензии к Церкви, потому хотя бы, что он хочет любви, а сам ее не имеет и ждет от Церкви, которой ее Создатель дал заповедь любви как главнейшую; стало быть, не «мир» обязан «полюбить первым»: он не научен этому, а Церковь с ее двухтысячелетней практикой соблюдения заповеди любви.

Да вот, именно так я ставлю вопрос, понимая, что «на грубость нарываюсь». Или: если в романе читаем от автора: «В России церковь отвыкла за советские годы быть победительной… Но вот что произошло — с переменой власти наша церковь пала на спину и замурлыкала государству: любите нас, а мы будем любить вас. И воровать, и делиться… И церковный народ принял это с ликованием», — что, это неправда? Нет, братцы и сестрицы, что правда то правда. По-моему нижайшему мнению, это горестная и позорная для Русской Церкви правда.

И то, что любой человек имеет право и возможность это сказать, а не так чтобы заткнуть его, «вырубив» на-счет-раз: «Не дерзай, чадо», «Не благословляю, чадо», «Кто ты такой, чтобы самих первосвященников судить, чадо? Имей уважение к сану. На них благодать почиет, на архиереях, — а ты кто такой?»

На это сегодня ответит любой, кто неравнодушен к Церкви, «воцерковлен» он или нет: «Кто я? Я — человек, сотворенный Богом по Его образу и подобию, — пусть и искаженным мною, — как и любой архиерей». Конечно, я понимаю, кто я и кто он. Но и он должен же понимать, что кому больше дано, с того больше и спросится. В XV веке в России это понимали, и ни один архиерей не посягал на право изображать на иконе «Страшный суд» неправедного царя и неправедного патриарха или митрополита, первыми идущих во ад.

Человек «воцерковленный» может еще добавить: «Кто я еще? Я — христианин, пусть трехкопеечный, но христианин, а значит, по слову апостола, при всей моей падшести, до тех пор, пока я не выхожу за пределы церковной ограды, принадлежу к «роду избранному, царственному священству… людям взятым в удел…» (1 Петр 2:9), — как и любой первосвященник, и, значит, имею полное право со всем смирением, но твердо говорить, что думаю, при том условии, что я именно так честно, без лукавства думаю — и никого не «поджигаю», не «уклоняю» в раскол и создание новой Церкви, а просто хотел бы, чтобы наша Церковь была, наконец, честна и сняла бы с себя этот позор. Дабы я мог «послушаться» церковным властям без тяжкого сомнения и с чистой совестью».

То, что любой имеет право и возможность сейчас открыто это говорить, — это правильно, это хорошо есть, это есть и «проверка на вшивость», и подлинная свобода со-вести, — как и право современного мира не принимать Церковь.

И Церковь должна принять этот «вызов» «малых сих», включая и представителей секулярного сознания, если это сознание — действительно со-знание. Она должна, если хочет быть добросовестной, перестать быть «священной коровой», перестать снисходительно или враждебно, отмахиваться — и «выслушать и противоположную сторону». И ответить последней честно, совестливо и от-зывчиво, а не так чтобы: «Не дерзай, чадо!» Не так чтобы: «Разговорчики мне в строю!»…

И если это сделает сама Церковь, она докажет, что в ней более чем достаточно места для творческой, созидательной любви и доброты и нет места для сумрачно-враждебного, недоброго взгляда исподлобья. Тогда и не будут рождаться на свет Божий «церкви Даниэля Штайна». Их появление — первый, если уже не второй сигнал тревоги. Полундра на полубаке
.

Также - мой очерк, вошедший в сборник "Торжество и нищета православия":
http://kiev-orthodox.org/site/churchlife/1582/
Tags: жуть, свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment