pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О "внутреннем Я" и созерцании

Как хорошо пишет автор...
Приведу отрывок из книги.


Один из отцов Восточной церкви, Филоксен Маббугский*, довольно тонко и своеобразно толкует первородный грех как искажение веры. Он пишет, что ложная вера примешалась к простому и чистому восприятию истины, а прямое познание исказили ложные утверждения и отрицания. Любопытно, что именно яростные критики всего истинно религиозного возводят между собой и реальностью стену из верований, которые породил их эгоизм и страстная привязанность к миру. Настаивая на том, что их верования "работают", эти люди только усиливают пагубный обман. Каковы на самом деле плоды этой "работы"? В основном это вред, который внешний человек причиняет миру и самому себе.
Как бы то ни было, идеи Филоксена поразительно схожи с эпистемологией Дзен-буддизма. Последний прежде всего стремится развеять тучи самообмана, которые мы нагоняем на внешнюю реальность, пытаясь о ней думать. Дзен ищет прямого, непосредственного восприятия, которое отменяет деление на объект и субъект. Именно поэтому Дзен решительно отказывается давать отвлеченные или вероучительные ответы на религиозные или философские вопросы. Вот типичный пример того, как учителя Дзен намеренно разбивают все надежды учеников втиснуть отвлечённую идею между умом и "этим", тем, что находится у них прямо под носом:

Когда Сэкито увидел Токусана, погружённого в медитацию, он спросил: "Что ты там делаешь?"
"Я ничего не делаю", - ответил Токусан. "Если это так, то, значит, ты сидишь и праздно проводишь время". - "Сидеть и праздно проводить время - это тоже своего рода занятие". "Ты говоришь, что ничего не делаешь", - настаивал Сэкито, - но что такое то, что ты не делаешь?" "Даже древние мужи этого не знали" - ответил Токусан**.

Когда же ученики, надеясь постичь учение, спрашивали учителя, "в чем смысл Дзен", последний обычно отвечал: "Откуда мне знать?", "Спроси вон у того столба". Или: "Дзен - это вон то дерево во дворе".

Очевидно, что внешний человек склонен смотреть на вещи с выгодной для него экономической, технической, гедонистической точки зрения, которая, однако, лишает его прямой связи с реальностью. Именно субъект-объектные отношения, усиленные материальным интересом и научными теориями, более всего препятствуют созерцанию. Счастливое исключение являет собой целостный, интуитивный взгляд на мир, который венчает изыскания Эйнштейна и Гейзенберга. Эйнштейново видение Вселенной - одно из самых ярких "созерцательных" достижений эпохи, хотя о созерцании здесь можно говорить лишь условно. Впрочем, не таким ли созерцателям, хоть и отчасти, обязана своим происхождением атомная бомба?!

Не спасает человека и самоутверждение в противовес его принадлежности к той или иной группе или человечеству в целом. Снова всё дело в перспективе. Нельзя обрести своё внутреннее "я", постоянно держа в мыслях, что ты - "не один из них". Конечно, сознавать свою отдельность похвально, но не так важно, как сознавать себя членом группы, тем "Я", которое встречает восполняющее его "Ты". Иначе говоря, внутреннее "я" видит в других не обузу, а своё дополнение, "другое я", и даже в каком-то смысле приравнивает себя другому, так что двое "становятся одним". Внутреннему "я" свойственно искать единения в любви, потому что, как ни странно, оно не только замкнуто в себе, но и связано с другими на высшем уровне - по сути дела, на уровне духовного одиночества. Духовное ведение, которое есть плод любви, выводит нас и за пределы утверждений и отрицаний. Такова одна из самых характерных черт христианского созерцания. Христианин не просто "один на один с Одним" в неоплатоновском смысле, но и един со всеми братьями во Христе. Его внутреннее "я" в действительности неотделимо от Христа, а потому - мистически, неповторимо - неотделимо от других "я", живущих во Христе и составляющих одну мистическую личность, то есть, Христа.

Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, -- да уверует мир, что Ты послал Меня... Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино... (Ин. 17: 21, 23).

Ясно поэтому, что утверждение собственной индивидуальности далеко от христианской самореализации. Внутреннее "я", - это, определенно, святилище нашего самого личного, частного одиночества, но одновременно и то самое одинокое и личное в нас, что едино с "Ты", Которое нам предстоит. Мы не сможем соединиться друг с другом на самой последней глубине, пока в каждом из нас внутреннее "я" не пробудится настолько, чтобы коснуться глубин духа другого. Такое узнавание друг друга есть любовь "в Духе" и исходит от Духа. Согласно апостолу Павлу, внутреннее "я" - это наш "дух", , или иначе - Дух Христа, Сам обитающий в нас Христос. "Для меня жизнь - Христос" (Флп. 1: 21). Духовно узнавая Христа в нашем брате, мы становимся "одно во Христе в союзе Духа" (Еф. 4: 3). По таинственному выражению св. Августина, мы становимся "Единым Христом, любящим Самого Себя".

____________
* Филоксен Маббугский (450-523) - сирийский епископ, влиятельный богослов-монофизит, оригинальный мыслитель, вдохновлённый Александрийской школой богословия. Филоксен не принял постановления Халкидонского собора. Сиро-яковитская (монофизитская) церковь чтит его как святого и учителя Церкви. Сохранилось около 80 его трудов, в том числе пять трактатов о Воплощении и Троице.
** Дайсэцу Судзуки. Основы Дзен-буддизма. Бишкек, 1993. с. 26


Томас Мертон
Внутренний опыт. Заметки о созерцании.

P.S.: После помещения этого фрагмента уже узнаю в Фейсбуке, что сегодня, оказывается, 102-я годовщина со дня рождения Мертона. Надо же!
Tags: высокое богословие, книжная полка
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 39 comments