pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

"Болящыя изцеляйте": дозволительно ли клирикам заниматься врачеванием.

Отзыв на проект документа «Профессии, совместимые и не совместимые со священством» : Портал Богослов.Ru
http://www.bogoslov.ru/text/5213182.html
Действительно, если даже брать случай арх. Луки Войно-Ясенецкого как некоторое исключение, то почему в аналогичных случаях другие клирики, могущие совмещать, к примеру, профессию священника и в то же время финансиста (мой тезка игумен Филипп Симонов), не могут совмещать служение с хирургической или другой врачебной деятельностью? Что это за ссылки на какие-то экзотические высказывания Номоканона? Почему бы тогда не привести в пример Шульхан-арух для еще большего впечатления и полноты картины? И писались православный и иудейский документ примерно в одно и то же время, и темы сходные, и дух примерно тот же...

Цитирую автора возражения на проект, свящ. Михаила:

""Никто не оспаривает, что священник семейный, имеющий детей, должен активно участвовать в их воспитании — причем не только в том, чтобы привести их в храм и научить сыновей прислуживать в алтаре, а дочерей петь на клиросе, но и в повседневной семейной жизни: помогать матушке при возможности готовить, убирать, стирать, ходить в магазин, гулять с детьми, ходить в школу на родительские собрания и т. д. Никто также не оспорит, что если священник имеет навыки строителя, то нет ничего зазорного в том, чтобы он принял активное личное участие в ремонте храма, например. В чем же состоит ужас медицинской профессии, что в рассматриваемом проекте Межсоборного присутствия говорится с такой безапеляционностью: «Клирики не должны быть практикующими врачами, в особенности хирургами, или занимать должности иных медицинских работников»?...

...Против занятия клириком медицинской практикой пока мы видим четыре основных аргумента:

1. Отвлечение клириков от исполнения прямых обязанностей своего звания.
2. Возможное участие клириков в неких общественных врачебных мероприятиях, которые могут быть неприличны священному сану.
3. Опасность стать причиной смерти больного, что может повлечь к обвинению в невольном убийстве и соответствующему каноническому прещению.
4. Пролитие крови как таковое несовместимо с принесением священником бескровной жертвы.

Первый аргумент является общим для любого серьезного занятия на светском поприще. Сюда же легко и в гораздо большей степени можно отнести занятость клирика в делах, не относящихся, строго говоря, к обязанностям священнослужителей, но неизбежных по роду его церковной деятельности как клирика прихода и поглощающих массу сил и времени (административная, хозяйственная работа, загруженность отчетами в епархию, встречами с представителями светских органов управления и т. д.) Если священник никак не ограждается от этой деятельности, то несправедливо будет запрещать ему и род деятельности, и по духу своему гораздо ближе стоящий к делу Евангельской проповеди, и, при успешном исполнении священником врачебных обязанностей, несомненно, повышающий авторитет Церкви в обществе.

Второй аргумент представляется нам неактуальным в современной жизни, ибо ни о каких таких врачебных мистериях, орденах или шествиях в наше время не слышно.

Четвертый аргумент упоминается и в проекте соборного документа. Вроде бы и упомянутое нами выше толкование еп. Никодима полностью согласуется с этим. Тем не менее, само 66 правило говорит о случайном убийстве «единым ударением в сваре». Правила Церкви, предусматривающие серьезные прещения даже за умышленное употребление в пищу крови животных, ничего не говорят против пролития крови с лечебной целью как таковой. Вспоминается здесь эпизод из жизни святителя Луки Крымского. Когда общественный обвинитель из высоких чинов ЧК на судебном процессе, куда святитель был вызван в качестве свидетеля, спросил его: «Как это вы ночью молитесь, а днем людей режете?» — последовал ответ: «Я режу людей для их спасения, а вот для чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?»

Да если и вернуться к 102 статье Номоканона (единственному каноническому документу, налагающему возможное ограничение на врачебную деятельность священника), то там пресвитеру, «секущему жилу» (т. е., говоря современным языком, оперирующему) возбраняется служение только в течение 7 дней. Это никак не близко к извержению из сана, которым наказывается священник за невольное убийство, и это же свидетельствует о том, что кровопролитие с лечебной целью никогда не рассматривалось Церковью как невольное убийство или что-то даже близкое к нему; поэтому и распространять на врачебную деятельность кровопролитие вообще по любой причине, изложенное как препятствие к священнодействию в толковании к правилу, осуждающему невольное убийство, представляется неправомочным.

Серьезной проблемой, требующей глубокого и всестороннего исследования, нам видится третий аргумент. Бесспорно, от врачебной ошибки не застрахован ни один врач. Также бесспорно, что врачебная ошибка может повлечь за собой при определенных обстоятельствах тяжелые последствия для здоровья больного человека и даже смерть. Вопрос в том, правомочно ли канонически приравнивать врачебную ошибку к невольному убийству и применять следующие при этом прещения. Второй вопрос: даже если мы отвечаем положительно на первый вопрос, достаточно ли оснований при этом запрещать клирикам врачебную деятельность вообще?""

Полностью статья - по указанной в начале ссылке.
Tags: жизнь церковная, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments