pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Как понимать ересь? Отклик архим. Феогноста (Пушкова)

Приятно, когда есть обратная связь. И тем более, когда на мои заметки откликается священник, и мой давний знакомый, и весьма горячий в прошлом и даже печально известный в некоторых интернет-дискуссиях. Что не отменяет тот факт, что он может писать вполне интересные вещи, которые заслуживают внимания.
Это отклик на мою заметку "Если ересь - грех, то любой грех есть ересь" из моего первого сборника "Торжество и нищета православия".


ЧТО ТАКОЕ ЕРЕСЬ?

В книге о. Philipp Parfenov есть интересные рассуждения о ереси, в которых он поставил вопрос по "гноме Агафона". Ниже я пытаюсь рассмотреть феномен ереси в новом ракурсе и дать ответ на слова аввы Агафона и одновременно - на вопросы о.Филиппа
1. Ереси в апостольский век.
Мы привыкли смотреть на ереси, как на отвлеченно-умозрительное утверждение. Чаще всего ересью мы именуем «не ту» философскую формулу догмата, выражающую какие-то метафизические интенции и выводы. Но не так было в апостольский век. Прежде всего бросается в глаза, что у апостола Павла ереси упомянуты среди «плотских дел»: «Дела плоти известны: это прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, (соблазны), ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал.5:19-21). Чтобы не удивляться этому, следует обратить внимание на то, что в качестве ересей обозначено в 2Пет. 2 и в Иуд. 3-20:
Особое внимание «ересям» уделено во 2-м соборном послании апостола Петра:
«Были и лжепророки в народе, как и у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель. И многие последуют их разврату, и через них путь истины будет в поношении. И из любостяжания будут уловлять вас льстивыми словами; суд им давно готов, и погибель их не дремлет» (2Пет.2:1-3). Но какие это ереси? Может, это спорные метафизические теории? – Нет! После приведенного вступления автор послания подробно расписывает поведение и «путь» этих ересей:
«…а наипаче тех, которые идут вслед скверных похотей плоти, презирают начальства, дерзки, своевольны и не страшатся злословить высших, тогда как и Ангелы, превосходя их крепостью и силою, не произносят на них пред Господом укоризненного суда. Они, как бессловесные животные, водимые природою, рожденные на уловление и истребление, злословя то, чего не понимают, в растлении своем истребятся. Они получат возмездие за беззаконие, ибо они полагают удовольствие во вседневной роскоши; срамники и осквернители, они наслаждаются обманами своими, пиршествуя с вами. Глаза у них исполнены любострастия и непрестанного греха; они прельщают неутвержденные души; сердце их приучено к любостяжанию: это сыны проклятия. Оставив прямой путь, они заблудились, идя по следам Валаама, сына Восорова, который возлюбил мзду неправедную, но был обличен в своем беззаконии: бессловесная ослица, проговорив человеческим голосом, остановила безумие пророка. Это безводные источники, облака и мглы, гонимые бурею: им приготовлен мрак вечной тьмы. Ибо, произнося надутое пустословие, они уловляют в плотские похоти и разврат тех, которые едва отстали от находящихся в заблуждении. Обещают им свободу, будучи сами рабы тления; ибо, кто кем побежден, тот тому и раб. Ибо если, избегнув скверн мира чрез познание Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, опять запутываются в них и побеждаются ими, то последнее бывает для таковых хуже первого. Лучше бы им не познать пути правды, нежели, познав, возвратиться назад от преданной им святой заповеди. Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и: вымытая свинья [идет] валяться в грязи» (2Пет.2:10-22).
Итак, ереси, с которыми имеет дело 2Пет., имеют явно морально-поведенческий окрас. Аналогично обстоят дела и в тексте соборного послания Иуды Иаковлева (его текст почти полностью повторяет 2Пет.2).
Итак, «вере, однажды преданной святым» (Иуд. 3) противостоит не какая-то отвеченная доктрина, но именно «путь», которым идут указанные нечестивые. Да, Иаков упомянул, что это люди «обращающие благодать Бога нашего в [повод к] распутству и отвергающиеся единого Владыки Бога и Господа нашего Иисуса Христа», т.е. снова наличествует определенная умозрительная база. Скорее всего идет речь о пресловутых «гностиках», отвергавших единство Божества и единство Искупителя Христа. Но доктрина «гностиков» всегда была результатом их нравственно-этических и поведенческих установок. Судя по словам Иуд. и 2Пет., речь идет о нравственном релятивизме в области половой этики, проще говоря – о разврате (включая половые извращения), чем и отличались многие гностические секты, предлагающие себя в качестве примера «свободы от закона».
При учете сказанного мы обязаны по-новому взглянуть и на слова Павла про надлежащее у нас наличие ересей (что вовсе неадекватно переведено в синодальном переводе понятием «разномыслий»). «Слышу, что, когда вы собираетесь в Церковь, между вами бывают расколы [σχίσματα], чему отчасти и верю [πιστεύω]. Ибо надлежит быть и ереси [αἱρέσεις] между вами, дабы были явлены [φανεροὶ] между вами искусные [δόκιμοι]» (1Кор.11:18-19, пер. архим.Ф.). Ересь – не просто разномыслие, а действительно спорный и рискованный опыт (где с претензией на «уникальность» присутствует своеобразие в области credo). Опыт же включает в себя и мысль (попытку понять и сформулировать свое поведение и свой путь). Но мысль – только одна из граней ереси. Ересь понятие экзистенциальное. Но в таком случае и «искусные» это не просто умные и грамотные мыслители, умеющие пользоваться принципами силлогистики, а именно экзистенциально «искусные» выразители опыта Церкви. Наличие ересей позволяет «проявиться» как «слабому звену», так и «столпам веры», которые и для будущих поколений станут сияющими во тьме маяками; «отцами и учителями» религиозного благочестия.
2. Ересь и еретик не одно и то же.
Но мы должны учитывать, что «ересь» и «еретик» совсем не тождественные понятия. Парфенов прав, что мы все носим в себе ущербность и относительность своей ортодоксии, а значит, в нас могут быть ереси. Выше мы видели, что ереси признает как фактор роста и апостол Павел (хотя и считает их проявлением именно болезненного, а не здравого начала в нас). Но наличие в нас сомнительной теории не делает нас еретиками, потому что еретика отличают от «православного носителя ереси» следующие черты: 1. Решительное следование своей собственной парадигме с решительным отказом критически обсуждать свой путь. Т.е. и отцы Церкви нередко заблуждались и «городили ересь», но они всегда выражали сознательное желание найти Истину и всегда были согласны отказаться от своих мнений, если будет доказана ошибочность последних. 2. Сознательное противостояние Пути, возвещаемому Церковью. Т.е. это не недоразумение, а сознательный выбор. Особо следует остановиться на средствах выявления церковной доктрины. Многие ошибочно полагают, что таковым является исключительно собор. Но это далеко не так. Во-первых, потому что многие истины, которые никогда не были оспариваемы, никогда соборами и не рассматривались. Они присутствуют в духовной жизни Церкви «сами собою», и тут важно иметь духовную чуткость, чтобы чувствовать духовную атмосферу Церкви. Во-вторых, по многим важным аспектам доктрины было не мало Соборов, но эти соборы, при всей громогласности и официальности своих решений, так и не смогли выработать единой четкой догматической терминологии. Простейший пример – споры вокруг Евхаристии. Т.е. все вменяемые православные кафолики-христиане (будь то латиняне, будь то византийцы) признают реальность и истинность слов Христа «сие есть Тело Моё и сия есть Кровь Моя», но многие не согласны с тем философским описательным языком, который положен в основу официальных формулировок. И Соборы не дали единого четкого учения по этому вопросу, многое оставляя еще для разума, ищущего внятных словес. В-третьих, были в истории примеры, когда борьба с ересью проходила без соборов, и проходила весьма успешно, опираясь на труды отдельных авторитетных лиц. Простейший пример – это борьба с самой тяжелой ересью первых веков, с «гностическим дуализмом». Она как метастазы проникала в Церковь, пытаясь разрушить ее изнутри. Среди епископата первых трех веков было «гностиков» больше, чем представителей определенного лобби (с которым на людях «воюет» Кураев) в современной иерархии. И однако Церковь смогла искоренить это нечестие из своих недр, опираясь на труды Иустина, Игнатия Богоносца, Тертуллиана, Иринея и некот. др. церковных писателей. Но по этому вопросу не было ни единого собора в древней Церкви. Победа над ересью (как и сакраментальное отлучение уже побежденных еретиков) совершилась путем внутреннего органического консенсуса Церкви (а это намного более глобальное явление, чем согласие только одних «отцов Церкви»). Таким образом – собор епископов есть уже «последняя и крайняя инстанция», но не всегда обязательная для выявления «церковной доктрины».
3. Гнома аввы Агафона
В контексте сказанного мы должны понять и смысл известной гномы аввы Агафона из Апофтегм о том, что он готов признать себя каким угодно грешником (даже согласиться с тем, что он грешен и в том, чего не совершал и о чем даже не мыслил), но он ни за что не согласится признать себя еретиком. Потому что еретик – это лицо, которое выбрало «свой путь», отличный от Пути Церкви. И еще потому что в каждой ереси происходит «легализация» какого-либо нечестия. Простейший пример: современное светское мировоззрение легализует сексуальной общение мужчины и женщины вне брака (а равно и сексуальные извращения в виде «однополой любви»). Такие люди грех делают свои жизненным выбором. Да, есть грешники, которые осознают, что их действия – их внутренняя трагедия. С ними можно хоть как-то «работать», учиться, наставлять, молиться об их исправлении. Но как исправлять того, кто свое плачевное порочное состояние считает нормальным? Именно поэтому в Церкви может найтись место для грешника, но не может найтись для еретика, который «развратился и грешит, будучи самоосужден» (Тит.3:11).
Самые страшные ереси современности – это либерализм, релятивизм доктринальный и этический, индивидуализм и непонимание природы Церкви. И есть еще одна современная ересь, которая страшна именно своими последствиями – это отказ признавать факт бытия человека с момента его зачатия. Увы, такие находятся, ссылаясь на древние споры «о времени одушевления плода». Все эти споры были чисто философствующей игрой умов, еще не знавших физиологии. Но именно сейчас, когда мы видим, что ни генетически, ни биологически (по группе крови и кровеносной системе) ребенок в утробе матери не является частью организма матери, а представляет собою и генетически, и биологически отдельного субъекта – именно сейчас, когда мы уже не гадаем, а видим – эта ересь становится преступной. Все перечисленное мною тут – не просто набор отвлечённых безобидных суждений, а постулаты, определяющие вектор жизненного пути человека. Т.е. ереси в подлинном смысле этого слова.
© архимандрит Феогност Пушков (Фейсбук)
===========================================================

Я бы разве что поостерегся употреблять слово "ересь" в отношении современных явлений, в том числе социально-политических, хотя в прошлом и сам не прочь был это делать. Все-таки слово "ересь" приобрело какой-то нездоровый оттенок и может вызывать соответствующие ненужные ассоциации. Но для меня совершенно бесспорно то, что ересь жизни, заключающаяся в резком противоречии произносимых правильных слов в нашей церковной среде с делами и образом жизни многих православных, - вещь куда страшнее, чем какой-то ложный образ мысли. Тем более, когда речь идет о вещах невидимых и по большей части недоказуемых и непроверяемых. Неправильные представления о соединении двух природ во Христе или об исхождении Святого Духа в Троице никак практическим образом не влияют на личную веру и благочестие человека, как бы кто ни "пыжился" убеждать в обратном. Ну не имеет это никакого отношения к подлинной жизни во Христе. Я не имею в виду древний гностицизм, с которым боролась Церковь, - он противоречил евангельской Вести по сути, коренным образом. А многие другие частные мнения, или даже ошибочные с точки зрения ортодоксии, эту Весть либо искажают незначительно, либо вообще ей "параллельны". Как Филиокве, как многие другие представления. Давайте лучше обращать внимание на главные "ереси жизни", давно уже процветшие пышным цветом в нашей церковной среде. Это будет куда полезнее во всех отношениях.
Tags: жизнь церковная, полемика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments