pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Немного «богословия эволюции»

«Начиная еще с прошлого века, размышления об эволюции помогли некоторым богословам осветить тему божественной любви (или благодати) и ответ мира на нее. В то же время богословие благодати может сделать понятными те случайность, борьбу и естественный отбор, которые образуют основу дарвинова понимания эволюции. Согласно доктрине благодати, Бог полностью и безоговорочно любит весь мир и все, что его составляет. Однако по самому определению любовь не поглощает и не подавляет возлюбленного, не навязывается она и силой. Напротив, она стремится, чтобы предмет любви становился все более «иным», индивидуальным, несхожим с источником любви. Любовь связана не только с попечением и состраданием, но и с желанием, чтобы возлюбленный был независим от самостоятелен. Без такого предоставления свободы возлюбленному была бы невозможна диалогическая близость, необходимая для любви.
Следовательно, если основное религиозное положение, что Бог безмерно любит мир, истинно, то тогда Божья «благодать» должна означать и «позволение миру быть самим собой». Божественная любовь не утверждает насильственно свое присутствие в мире и не навязывает миру божественную волю, тем более она не растворяет мир в Боге. Фактически такая любовь может принять форму самоустранения, что создает условия для обретения миром самого себя, а также способности к глубоким отношениям с Богом.*
Николай Кузанский, молясь Богу, спрашивал: «Как Ты можешь даровать мне Себя, если Ты прежде не дашь мне себя самого?». Таким же должно быть и отношение Бога ко всему космосу. К Богу может приблизиться только относительно независимая Вселенная, Вселенная, которая имеет возможность «быть самой собой». Если вышеизложенное интерпретировать с богословской точки зрения, то эпопея эволюции – это рассказ о борьбе мира (не всегда успешной или идущей по прямой) за расширение границ свободы перед лицом бескорыстной и жертвенной благодати.**
Эволюция, при всей ее беспорядочности, борьбе и растянутом во времени процессе самотворения, в том виде, как ее описывают неодарвинисты, вполне созвучна с таким представлением о божественной благодати, когда Бог «позволяет» миру быть таким по своему выбору. И действительно если мы задумаемся о ходе развития космоса в свете вероучения о бескорыстной природе божественной благодати, образом которой для христиан стал распятый Христос, нам следует ожидать, что мы увидим не скованный необходимостью мир, а мир, полный случайностей. Еще св. Фома Аквинский говорил, что мир, лишенный случайности, не может отличаться от Бога. Чтобы быть миром как таковым, он должен обладать элементом случайности и возможности: «Если бы ничего не происходило случайно, то это противоречило бы природе провидения и совершенству мира».*** Таким образом, случайность и отсутствие направленности в эволюции не просто «очевидны»... Они, по сути, являются неотъемлемыми чертами любого мира, сотворенного милосердным Богом.



*Однако не следует делать вывод о том, что такое «самоотстранение» означает, что мир оставлен на произвол своей судьбы, - представление, которое часто связывается с Богом в деизме. Бог скорее отказывается от своего подавляющего мир «присутствия» или принуждения для того, чтобы быть к нему ближе, как парадоксально это ни звучит. Можно даже сказать, что такое «самоотстранение» ограничивает вовсе не «любящую доброту» Бога, а его силу принуждения и возможность навязывать свою волю, что могло бы ограничить независимость и самостоятельность любимого творения. Бог присутствует в скрытой форме, не связанной с отречением от своих полномочий.

** См. Wolfhart Pannenberg, Systematic Theology, Vol. 2. Trans. by Geoffrey W. Bromiley (Grand Rapids, Mich.: Eerdmans, 1994), 127-136: «С богословской точки зрения мы можем рассматривать расширение вселенной как средство, к которому прибегает Творец, для создания самостоятельных форм сотворенной реальности» (127). «Сотворенная самостоятельность и независимость не может существовать без Бога или помимо Его воли, так как именно она является целью всего его творчества (135). Похожую точку зрения можно встретить у Э.Джонсон – «Does God Play Dice? Divine Providence and Chance», Theological Studies (March 1996), 3-18.

***Summa Contra Gentiles, III, chap. 74. Эта цитата взята из работы: Christopher Mooney, S.J., Theology and Scientific Knowledge (Notre Dame and London: University of Notre Dame Press, 1996), 162.

Из книги:
Джон Хот. Бог после Дарвина. Богословие эволюции. ББИ, 2011, сс. 45-46.

Об этой книге я писал:
Tags: высокое богословие, книжная полка
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments