pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Церковь с большой и с маленькой буквы

Восемь лет назад, еще при предыдущем патриархе, ходил по интернету этот текст, печатавшийся даже в "Новой газете". Правда, прежние ссылки уже не работают, увы. Но можете поверить на слово - этот текст принадлежит одному игумену одной из провинциальных епархий РПЦ, ныне здравствующему (выдавать его, понятное дело, я не имею права). Текст остается до сих пор злободневным, и не лишне оттуда кое-какие отрывки, сохранившиеся в глубинах моего ЖЖ, привести...

..К чему же могло бы привести организационное единство Церкви под властью одного папы или патриарха? Думается, что в этом случае кто-либо из людей, облечённых столь великой и ответственной властью, мог бы не выдержать искушения князя мира сего, которое прошёл когда-то в пустыне наш Искупитель Иисус Христос, и серьёзно исказить само назначение церковного единства. Земная церковь могла бы превратиться в нечто подобное вавилонской башне. Примеры церковной истории как на Западе, так и на Востоке, будь то цезаропапизм или папоцезаризм, в которых нередко обвиняют друг друга православные и католики, дают основание для подобных опасений. На этот момент указывал когда-то свт. Киприан Карфагенский, объясняя необходимость единой Церкви во множестве епископов: «Епископов для того и много, чтобы в случае уклонения от истины одного, принимали другие на себя заботы о стаде Христовом».

Отсюда следует простой вывод о бесплодности и даже смехотворности искусственными, механическими приёмами соединить разделённые Богом церкви. Если бы мы были готовы к этому духовно, находились в должной мере смирения, то Промыслитель ни единого мгновения не помедлил бы соединить земные части Своего единого Тела. Действительно, по словам протестантского теолога Карла Барта, «единство Церкви не достигается, а обнаруживается». Почти о том же в начале XIX века говорил и русский православный митрополит Платон (Левшин): «Наши перегородки между церквями до неба не доходят». Но всё же пока лучше нам оставаться хромыми и разобщёнными, нежели во внешнем единстве со всех ног устремиться в геенну. Таким образом, в отношении современного экуменизма — течения, направленного на объединение церквей, — сама собой напрашивается своего рода инверсия слов Спасителя (Мф. 10, 9): что Бог разлучил, человек да не сочетает. Однако же парафраз этот отнюдь не исключает взаимного доброжелательного отношения друг к другу церковно разлучённых, в том числе и религиозные диалоги...

...Марксизм-ленинизм сгинул, но его идеи весьма успешно ещё живут и побеждают, и не где-нибудь, а в нашей земной церкви с маленькой буквы. В настоящее время религиозно-политическая благонадёжность духовенства, помимо неизбежного приобретения надлежащих церковных товаров в епархиальной лавке, должна непременно выражаться в неотвратимой подписке на главный печатный орган РПЦ -«Журнал Московской Патриархии». Пролистывая его блестящие иллюстрированные страницы, нелегко бывает отбиться от помысла о том, существует ли на земле хотя бы один человек, которого в принципе могут заинтересовать тексты, помещённые в этом апофеозе официоза. Кстати, в совдэповские времена в том же журнале всё-таки иногда проскальзывали интересные и содержательные материалы.

Такого рода установки вполне понятны: надо показать во всей красе облик нашей православной церкви. А зачем, спрашивается, будоражить людей обсуждениями неприятных вещей в церковной среде, ведь эдак можно их вообще отпугнуть от Православия. Однако рано или поздно за искусственным сдерживанием и умолчанием наступает закономерный дефолт, ибо, как уже давно убеждается человечество, «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным» (Лк. 8, 17). Так что неизвестно, куда именно впоследствии выстилают дорогу подобные благие намерения, но медвежью услугу Церкви с большой буквы они оказывают уже сейчас. К тому же надо учесть, что менталитет россиянина постсоветской эпохи несколько отличается от того, что было в эпоху сталинскую и брежневскую. Приходит он в храм и, не будучи, как ни странно, слепым, вдруг обнаруживает рассогласование того, что церковь говорит о самой себе и того, что в ней происходит в действительности. Побыв в некотором недоумении и зачастую не в силах пробиться к тому глубокому, истинно церковному, духовному, ради чего привела сюда его душа, т. е. к Церкви с большой буквы, человек покидает храм, бывает, что и на всю жизнь. И если на рубеже 90-х годов ХХ века, узнав о том, каким гонениям подвергалось Православие в советское время, многие, даже далёкие от Церкви люди испытывали к ней искреннее уважение, переходящее в пиетет, то сейчас оно сменяется всё более и более отрицательным отношением, переходящим в прямое осуждение и неприязнь. К сожалению, такой поворот при данном состоянии церкви с маленькой буквы вполне закономерен. И дело здесь не только в, мягко говоря, не идеальном облике многих священнослужителей, но и в общем взаимоотношении, а попросту сказать, смычках церкви с различными структурами властей мира сего. Кроме того, многие люди слышат рассказы знакомых представителей духовенства и даже сами становятся свидетелями их положения и контактов с властями церковными. Если в ту самую «египетскую» эпоху Русской Церкви всё можно было объяснить давлением «проклятых большевиков», то сейчас такого рода объяснений уже быть не может: красное рабство осталось за морем истории. Но при этом осталось, или, скорее всего, появилось его закономерное исчадие — крепостное право. Главной особенностью крепостного права, как усвоили мы из уроков школьной истории, является попрание человеческих прав, а точнее, бесправие крепостных крестьян. Впрочем, если помещик оказывался добрый, то мужики вполне могли благоденствовать и благодарить Бога за такую милость к ним, ну а ежели барин крут, то тут уж только стискивать зубы оставалось: ни жаловаться некому, ни уйти некуда -Юрьев день уж давно позабыли. Так вот при ближайшем рассмотрении современные епархии, на которые разбита территория охвата РПЦ, очень напоминают помещичьи угодья, правящие архиереи — соответственно, помещиков, ну а прочие клирики -разумеется, мужиков. Как и в древней Руси, все приходы обязаны отдавать в епархию ежемесячный оброк; раньше он назывался архиерейским тяглом (отсюда наименование «тягловые попы»), а сейчас — епархиальными взносами. Взносы эти обладают необыкновенно прогрессирующим свойством, так что зря злые языки говорят, что в нашей церкви сплошной застой и регресс.

...Упоминавшийся уже образ вавилонской башни напоминает нам простую истину: разъединение человеческих существ лучше их соединения порочной направленности. Отсутствие церковно-государственной симфонии всё же приятнее духовному слуху, чем фальшивые звуки гимна «союзу нерушимому». И наконец, прослушивая различные репетиции оркестра, можно уверенно сказать, что тишина, в свою очередь, намного безопаснее громыханий воинственного державного марша в православной аранжировке, где церкви отводится партия идеологического придатка взамен на материальные подачки. Исполнение подобных произведений посредством увесистых дирижёрских палочек способно напрочь заглушить голос Божий в человеке. Здесь речь уже идёт не о фальшивках и подделках, а об оружии выхолащивания и уничтожения самой духовной основы церковного общества, что гораздо страшнее любых гонений и рассеяний. Но для той души, которая по природе христианка, как-то предпочтительнее протискиваться в подвалы церкви — «опиума и врага народа», нежели маршировать по ковровым дорожкам в «церковь государственной безопасности». А потому уж лучше открытое безбожие со стороны государственной власти, нежели «благочестивое» доведение Церкви до полицейского казённого православия. В данной связи интересно вспомнить, что преп. Амвросий Оптинский когда-то на вопрос о том, кто его научил молиться, ответил: бесы. Так что, по-видимому, с помощью того же механизма «от противного» и воинствующие атеисты могут привести человека к вере, а воинствующие христиане -оттолкнуть от Христа. Но есть ли смысл опять вынуждать Небесного «Всехитреца», как именует Христа одно из наших богослужебных песнопений, вновь идти на хитрость и попускать очередную агрессивную среду для православной Церкви, привлекая тем самым свободу духовных искателей к «запретным» плодам христианской веры?

Похоже, что и тех самых духовных искателей, стоящих у церковных дверей с вопросом «войти — не войти», настораживают не столько явные пороки духовенства и церковных христиан, сколько подмены и подделки — иными словами, тьма, выдаваемая за свет. Первое можно спокойно обойти и пойти дальше: благо, грехи и слабости человеческие никем в церкви не рекламируются. А вот во втором есть опасность либо незаметно и глубоко увязнуть, либо стать изгоем в качестве еретика, прельщенного, масона, а то и просто диверсанта, заброшенного врагами православия. Всё это на сегодня отбрасывает мыслящих людей от Церкви гораздо эффективнее, чем любая атеистическая пропаганда. Ну а как же тогда, спрашивается, главнейшие христианские добродетели — смирение, послушание и, наконец, безмолвие, без которых невозможно угодить Богу? Да, несомненно, всё это суть величайшие ценности человеческой личности и вместе с тем незаменимые средства продвижения к Богу по религиозному пути. Но, как мы знаем, чем выше ценность какого-либо ювелирного изделия или предмета искусства, тем чаще и изощрённее встречаются подделки под него. А потому и дана нам заповедь Самим Христом не судить по наружности. В противном случае отношение Молчалина к Фамусову нужно будет квалифицировать как христианскую добродетель крайнего смирения. Следовательно, всё дело в глубоких внутренних намерениях. Действительно, такое явление иноческой жизни, как старчество — послушничество, известное многим нецерковным людям зачастую лишь из «Братьев Карамазовых» Достоевского (старец Зосима — Алёша), имеет неисповедимое количество всевозможных фальшивок и подмен. К сожалению, и у подлинного старчества, и у истинного послушничества столько же общего со многими по наружности аналогичными явлениями в современных монастырях, сколько у университетской докторантуры с казарменной дедовщиной. Эту тему во всех её печальных подробностях отчасти освещает недавно появившаяся в Интернете работа монахини N «Плач третьей птицы».
Tags: жизнь церковная, свет и тени в Церкви
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments