pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О гидротехнике и морали.

Среди наших прихожан встречаются поистине уникальные люди. Как, например, Владимир Даревский, 80 лет и еще работает, по специальности инженер-гидролог. Но кроме своей специальности, он умудрился собрать богатейшию коллекцию изображений Христа и Богоматери (православных икон, католических, картин светских художников), дать краткое описание им и за свой счет издать два увесистых иллюстрированных тома, на что потратил более миллиона р. собственных средств. Презентация этих томов была в московском книжном магазине "Библио-Глобус" еще в ноябре 2014 г. Расходятся эти тома, конечно, крайне медленно сейчас, учитывая и цену продажи, (от 4 до 5 т.р.), и общее направление покупательских интересов, далеко не совпадающее с данным. В последнее время он издал еще небольшие книги об ангелах, брошюру о Каппадокии и ее святых и еще две книги "Взгляд на современную иконопись", также богато иллюстрированные. В очень небольших количествах, учитывая стоимость сейчас цветной печати.

И есть у него одна статья, которую он мне присылал и которая опубликована в каком-то специальном журнале. Она заслуживает внимания, в ней много любопытных сведений из недавней истории. А теперь текст статьи, весьма пространный, с некоторыми вырезанными редакцией журнала фрагментами, которые выделены подчеркнутым курсивом.

АМОРАЛЬНАЯ ГИДРОТЕХНИКА

Введение

Сейчас много говорят о различных коррупционных схемах в строительстве: откатах, взятках, ангажированных тендерах, замену качественных строительных материалов дешевыми суррогатами и пр.

Одной из главных причин этой беды является то, что чиновники формируют денежные потоки, выделяемые государством на решение важных с их точки зрения проблем, и управляют ими. Причем менталитет чиновника обусловлен тем, что, во-первых, чиновник при любом политическом устройстве встроен в вертикаль власти и зависим от вышестоящего чиновника, и, во-вторых, он управляет деньгами государственными, как бы ничьими, а раз так, то глупо за их счет не обогащаться. В гидротехническом строительстве борьба с коррупцией особенно затруднена вследствие растянутости во времени производственного цикла, больших объемов земляных работ и используемых материалов, сложности оценки реального объема и стоимости проектных, изыскательских и строительных работ. Поэтому через стройку имеется возможность практически безнаказанно отмывать миллиарды рублей.

Особым типом коррупции, характерным для гидротехнического строительства, является проектирование и строительство неактуальных, технически и экономически не обоснованных, ненужных или вредных сооружений, где особенно легко обогащение, прикрываемое якобы пользой для бюджета региона, возможностью сохранения рабочих мест, проектных и других организаций.

Якобы невозможность противостоять этой ситуации разлагающе влияет и на руководящих специалистов, непосредственно участвующим в строительном производстве. «Многие специалисты действуют в соответствии с пословицей «кто платит, тот и заказывает музыку…Такой подход может привести лишь к краткосрочному успеху, но в долгосрочной перспективе он обернется катастрофой... Настало время инженерам-строителям и геотехникам выступить против коррупции. Нельзя забывать, что помимо прочего, коррупция ослабляет приток капитала в те районы, где крайне необходимо строить и развивать инфраструктуру» - пишет выдающий современный австрийский инженер Х. Брандль [1].


Основным способом борьбы с коррупцией, как это не выглядит утопично, является пробуждение совести и у чиновника, и у специалиста. «Образование в области этики необходимо, поскольку только с помощью законов бороться с коррупцией невозможно … каждый должен отвечать не только перед законом, но перед своей совестью …Инженер, прежде всего, должен нести ответственность за благосостояние, здоровье и безопасность общества, а уже потом учитывать частные интересы заказчика» [1]. Здесь свою роль могли сыграть гражданское общество, профессиональное сообщество, религиозные организации. Но они фактически устранились от этого. Прагматично также - завоевание и поддержание репутации среди коллег. Однако нельзя забывать, что среди мелких воров самой высокой репутацией, условно говоря, пользуется коронованный «вор в законе».


Опыт показывает, что отсутствие совести обычно сочетается с вопиющей технической неграмотностью [11]. «Особенно опасны «специалисты, не знающие, что они не знают»[1].

Цель настоящей статьи - демонстрация на примерах случаев аморального проталкивания заведомо неактуальных, технически и экономически не обоснованных, ненужных или вредных гидротехнических сооружений и предложить пути борьбы с этим бедствием для нашей страны.

2. Из истории дореволюционной России и СССР

Стройки Петра I

Около 1700 года первый император и самодержец России Петр I судорожно пытался срочно реконструировать внутренние водные пути с постройкой судоходных каналов и шлюзов между Доном и Окой, Доном и Волгой. Делалось это без предварительных исследований, которые мы сейчас называем инженерными изысканиями, и не считаясь с людскими потерями. К 1711 году было построено 33 шлюза (вспомним «Епифанские шлюзы» Андрея Платонова). Грандиозное гидротехническое сооружение, строительство которого сопровождалось невиданной до того коррупцией, было заброшено из-за неработоспособности. Все шлюзы были разобраны, а материалы использованы на нужды тульского оружейного завода и церковное строительство.

После бездарной, провальной, попытки закрепиться на побережье относительно теплого Черного моря (с хорошо развитой там для того времени инфраструктурой портов) Петр решил направить свои усилия на то, чтобы «прорубить другое окно в Европу». Выбор пал на надолго замерзающий Финский залив Балтийского моря. Так вот, Санкт-Петербург на болотах и костях строителей был построен, порт на о. Котлин тоже. Все это можно было списать на ошибки, если бы результат не был бы известен заранее и стройки не послужили колоссальному обогащению чиновников.

Вот цена строительных авантюр правления Петра I. Россия потеряла треть населения. Прекращено надолго каменное строительство по всей стране. Ранее процветавший Европейский север страны обезлюдел, экономика его деградировала. Создан огромный слой чиновничества. Воровство из казны достигло невиданных до того размеров. Понятия чести, совести и других христианских добродетелей размыты. Русская Православная Церковь стала послушной служанкой власти. За те «ошибки», а точнее, авантюры власти наша страна расплачивается до сих пор, причем повторяя их.

Гигантские плотины на равнинных реках,

Я сторонник гидроэнергетического строительства и считаю, что ему мало уделялось и уделяется внимания в нашей стране. Однако полагаю, что возведение гигантских плотин на а равнинных реках Волге и Каме было сомнительным с экономической точки зрения и аморальным, т.к. привело к затоплению или подтоплению многих исторических городов и сел, продуктивных сельскохозяйственных земель. Того же или большего эффекта для энергетики и судоходства вполне можно было достичь строительством большего числа средне- и низконапорных гидроузлов на этих реках и недорогих быстровозводимых ГЭС на малых реках, часто используя старые плотины (см. ниже). Об этом знали и пытались докричаться до власти после Отечественной войны болеющие за развитие страны гидротехники, в частности, Э.Э.Даревский – ГИП в институте «Гипросельэлектро». Но их не просто не слушали, их осаживали. На малых ГЭС не заработаешь государственных премий, звезд на погонах и кителе, да и сложнее использовать дармовую рабочую силу Гулага.

Что получили в итоге, даже не говоря о моральном ущербе от утраты исторического наследия, малой родины и привычного образа жизни большого числа граждан страны. Потеря гигантских площадей плодородных пойменных земель, использованных, прежде всего, для овощеводства и животноводства (ау! продовольственная безопасность). Деградация малых рек. Зависимость населенных пунктов от внешних поставок электроэнергии монополистом (а рубильник известно, в чьих руках). Катастрофические последствия возможных аварий. Незаполненные водохранилища Чебоксарской и Нижнекамской ГЭС с множеством портовых сооружений на высоких отметках вдали от реки. Нерешенные проблемы с судоходными глубинами.

Выдающийся инженер-гидротехник, главный редактор журнала «Гидротехническое строительство» В.Х. Гольцман, будучи главным инженером проекта Каунасской ГЭС, был отстранен от работы (по требованию главного чиновника Литовской ССР) за то, что отказался увеличить в несколько раз сверх необходимого объем инженерно-геологических работ. Редкий и мужественный поступок.

Защитная дамба Ленинграда

Когда в 1970–х годах автор настоящей статьи работал над СНиП’ами на проектирование гидротехнических сооружений, то много общался со специалистами ВНИИГ им. Веденеева и Ленгидропроекта. Это был период, когда началось проектирование дамбы, предназначенной для защиты Ленинграда от наводнений. Для военных нужна была сухопутная связь Кронштадта с материком, но обосновать экономическую целесообразность моста не удалось. Тогда вспомнили идею соединить о. Котлин с Ленинградом дамбой, как раз под предлогом защиты от наводнения (Западный вариант защиты). Общая протяженность этого варианта защитных сооружений от наводнений составляет 25,4 километра, что в несколько раз превосходит совокупную длину всех дамб в Нидерландах. Еще в 1898 году царская Госдума вынесла решение, что" строительство заслона следует отнести к дальним целям из-за его громадной стоимости и сомнительности ожидаемой от него пользы...". В новое время на бумаге объем материальных потерь от наводнений был многократно завышен. Но специалисты подсчитали, что защитить город от наводнений можно и менее затратными способами, например, построив судоходную плотину (бейшлот) у истока или в среднем течении Невы, что на порядок дешевле дамбы (так называемый Восточный вариант). При угрозе наводнения сток реки мог быть сокращен. Уровень Ладожского озера при этом изменился бы незначительно. Но поступил приказ из ЦК КПСС: строить дамбу. И обосновать ее необходимость. Специалисты подчинились. Против лома … К строительству приступили в 1979 году. Быстро насыпали дамбу, по которой уже 1984 году проложили дорогу. И интерес к дамбе пропал до 2004 г. Строительство завершено в августе 2011 года. Отрицательные заключения АН СССР, Всесоюзного общества охраны природы (ВООП) и Госкомитета по науке и технике (ГКНТ) на целесообразность дамбы было парировано в 1990 г. решением МЭК - «независимой международной комиссии», щедро оплаченной дирекцией строительства дамбы, а также экспертами (sic!) Европейского банка реконструкции и развития. Правда, МЭК признала, что все «плохое», что было связано со строительством дамбы, уже позади, нужно заканчивать строительство.

Итак, что мы имеем в итоге. Противники дамбы приводят серьезные доводы, что нанесен серьезный вред экологии Невской губы. Исследования показали, что наличие дамбы ухудшает санитарное состояние Невской губы в 2–2,5 раза. Нанесен вред микроклимату прилегающих районов, животному миру, растениям и т.д., т.к. на 10 – 20% уменьшился водообмен Невской губы с восточной частью Финского залива. Д.г.н. и к.т.н., исследователь экологических последствий строительства дамбы, Владимир Знаменский и сейчас убежден: городу во много раз больше угрожает сама дамба, нежели стихийные бедствия, от которых она защищает [3-5]. Он оценивает суммарный ущерб от негативного эффекта ежегодно порядка миллиарда долларов. Происходит заболачивание мелководий. Ослабленные дамбой штормы не способны в достаточной степени очищать Невскую губу и поддерживать устойчивость глубин. За негативный вывод Ленгидропроект предложил отстранить Владимира Знаменского от работы, скрыл технический отчет под грифом «Для служебного пользования» и заказал «нужное» заключение подведомственному институту ВНИИГ им. Веденеева. Я общался с руководителем отдела гидравлических исследований на большой модели дельты Невы этого института. В частной беседе он также высказывал отрицательное мнение относительно Западного варианта защиты. И в настоящее время отношение властей к Владимиру Знаменскому, в лучшем случае, как к «городскому сумасшедшему», т.е. не замечают.
В декабре 2011 г. произошло 309-е наводнение. Несмотря на закрытие водопропускных пролетов дамбы оказались затопленными прибрежные участки Васильевского острова. 28 декабря 2011 года уровень воды в реке Неве достиг отметки 170 см, а у берегов Курортного района - значительно превысил 2 м. Разгул водной стихии со всеми чреватыми для экологии последствиями переместился на территорию Курортного района. Десятки судов, включая океанские паромы, не смогли войти в порт Санкт-Петербурга и были вынуждены находиться во время шторма на незащищенной акватории. Из-за нарушения графика движения судов и нормальной работы порта убытки исчислялись миллионами долларов.

3. Из практики постсоветской России

Проектирование и строительство заведомо неактуальных, технически и экономически не обоснованных, ненужных или вредных гидротехнических сооружений продолжается и наше время. Правда, не только в нашей стране. «Слишком много осуществляется проектов, которые не следовало бы осуществлять» [2]. Вот некоторые из хорошо известных нам примеров современной отечественной практики.

Защитные дамбы на р. Амур

В августе - сентябре 2013 года в бассейне р. Амур прошел катастрофический паводок. В ходе него были превышены исторические максимумы уровней воды за более чем столетний период наблюдений. Существовавшие обвалования жилых территорий в районах Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре и др. на такой уровень не были рассчитаны.

Так, например, оказалась под водой часть хабаровского района «Красная речка». Этот район был экономически депрессивным: промпредприятия там не работали. По данным СМИ вода здесь залила полосу до 200 м от обычного уреза воды (от существующей дамбы), пострадало от затопления и подтопления от 100 до 600 домов сельского или дачного типа в частном владении, и 14 — многоквартирных. В них официально проживало от 500 до 800 человек. По оценке властей Хабаровского края ущерб от наводнения исчисляется десятками миллиардов рублей.


Следует отметить, что в частном секторе не было современной канализации и централизованного водоснабжения, у большинства жителей были свои скважины или колодцы. Это во время и после паводка привело к опасной санитарно-эпидемической обстановке, необходимости срочной вакцинации населения и завоза питьевой воды. Значительная часть постоянно проживавших людей, пострадавших от наводнения, достаточно быстро была переселена в новые благоустроенные дома.

По данным СМИ еще до паводка на международном форуме был озвучен проект по развитию района Красной речки и прилегающей к ней застройки. Предлагалось удалить неработающие заводы с берегов Красной речки и разбить там рекреационные зоны для отдыха людей и проведения массовых мероприятий, что должно было благоприятно сказаться на экологии.

Напомним, что существуют два принципиально разных подхода к защите населения и предприятий от наводнений:

1) переселение людей и перенесение значимых промпредприятий на заведомо незатопляемые и неподтопляемые территории;

2) инженерная защита уже освоенной территории при помощи защитных дамб, но при этом, по крайней мере на период строительства, готовность к срочному переселению людей и перемещению промпредприятий и т.д. из опасной зоны.

Второй подход сопряжен со многими сложностями и экологическими рисками и имеет смысл только в случае, если инженерная защита, хотя бы, экономически эффективнее мероприятий первого подхода. Второй подход редко используется даже в густо населенной Западной Европе. Однако на сегодняшний день продавливается только он, т.е. сооружение десятков километров грунтовых дамб, десятки насосных станций и пр. Причем стоимость строительства еще до проектирования откуда-то заранее чиновникам известна. Первый вариант исключен из рассмотрения. Хотя уже и защищать от наводнения некого. При этом проектировщики дамб понимают очевидные преимущества первого варианта, но боятся публично заикаться об этом, опасаясь потерять работу. Открыто возражающих специалистов просто отстраняют от работы. В качестве самооправдания ссылаются на отсутствие упоминания первого варианта в тендере, о наличии целевого государственного финансирования только второго варианта, дающего загрузку местным предприятиям и пр., или просто: так сказали «на верху» («Вы же понимаете»).

Защитная дамба протяженностью более 3 км проектируется даже для с. Троицкое, где от катастрофического паводка пострадали два небольших строения с был затоплен участок автодороги в несколько десятков метров.


Дамба у г. Бор

Как будто по инициативе местных властей проектируется высокая дамба непонятного назначения сложной конструкции вдоль низменного берега р. Волги в г. Бор, напротив Нижнего Новгорода. Она ограждает заболоченную пойму, но не защищает ее от затопления и подтопления. По проекту общая протяжённость дамбы и берегоукрепления вдоль нее из трубошпунта свыше 4.5 км. При этом затратный проект выполнен с многочисленными и грубейшими нарушениями строительных норм явно неквалифицированными людьми. Госэкспертиза отправила проект на переработку, но не в ее компетенции оценивать целесообразность сомнительного дорогостоящего объекта.

Берегоукрепления и реконструкция исторических шлюзов

на Северодвинском канале


На заседании Морской коллегии при Правительстве РФ в Астрахани 4 мая 2011 г. было объявлено, что Северо-Двинская шлюзованная система «проходит по заповедным историческим местам русского Севера и соединяет Волго–Балтийский водный путь с реками Сухона и Северная Двина». Но судоходство по Сухоне до Северной Двины возможно не более двух-трех недель в паводок из-за отсутствия в остальное время на Сухоне мало-мальски достаточных для этого глубин: местами они порядка 30 см. И поэтому судоходство практически умерло.

Проект канализации р. Сухоны был разработан еще в 1919 году, но не был осуществлен из-за гражданской войны и последующей разрухи. По этому проекту предполагалось шлюзовать Сухону от истока до устья Малой Северной Двины на длине 650 верст. Было намечено сооружение семи гидроузлов, каждый из которых включал шлюз, судоходную плотину с цилиндрическим затвором, малую ГЭС и мост.
В конце 1940 года начались подготовительные работы по строительству гидроузла в Опоках, но с началом Великой Отечественной войны они были приостановлены. В 1943 году работы возобновились. В качестве основной рабочей силы использовались заключенные исправительно-трудовых лагерей. Построенная в Опоках плотина была смыта весной 1947 года, через месяц после окончания строительства (рис. 1 и 2). Из-за незарегулированности Сухоны г. Великий Устюг неоднократно страдал от разрушительных наводнений и переформирований русла реки, а ниже него на р. Двине в период навигации не хватает воды для поддержания гарантированных для судоходства глубин.

Однако вместо того чтобы путем строительства малых гидроузлов и регуляционных сооружений сделать рентабельным судоходство на Сухоне и Двине, ведется варварская реконструкция существующих уникальных деревянных сооружений на Северодвинском канале методами, ведущими к полному уничтожению культурного наследия страны [13]. При этом - с сохранением исторических глубин на порогах шлюзов (1.7 м), без увязки с требованиями ко всему судоходному пути (не менее 2 м). Кроме того, осуществляется строительство десятков километров берегоукреплений из металлического шпунта там, где они просто излишни.
Волго-Дон 2

Еще совсем недавно Министерство транспорта РФ, озаботившись недостаточной пропускной способностью канала «Волго-Дон», решило продавить строительство канала «Волго-Дон 2». В статье В.Г Мельника [7] убедительно показано, что выполненные институтом ОАО «Институт «Гидропроект» с соисполнителями технико-экономические сопоставления двух принципиально различных вариантов водно-транспортного соединения Каспийского и Азово-Черноморского бассейнов, каналы «Волго-Дон 2» и «Евразия», по меньшей мере, не корректны даже с точки зрения строительной стоимости сопоставляемых вариантов. С явным уклоном к существенному занижению стоимости работ по трассе «Волго-Дон 2». Хотя «Волго-Дон 2» вообще не может решить поставленную задачу, т.к. потребует такой коренной реконструкции водных путей в нижнем течении Волги и Дона, которая повлияет разрушительно на экологию, рыбопродуктивность, сельское хозяйство и городскую инфраструктуру густонаселенных районов. При этом мнения специалистов, занимавших независимую позицию, были либо вольно интерпретированы, либо дезавуированы, т.к. не отвечали заранее принятой установке любыми способами отдать предпочтение каналу «Волго-Дон 2», а не согласных с этим специалистов фактически отстранили от работы.

Во всем мире «существуют проекты, которые не реализуются, а должны были бы, если бы не уступали не лучшим проектам, а проектам с «лучшим» обманом, в котором «лучше» манипулируют оценками затрат и выгод» [2]. Однако «использование обмана для продвижения проекта в большинстве демократических государств и преднамеренную дезинформацию о стоимости проекта и выгод от его осуществления не только сочли бы неэтичной, но в некоторых случаях к тому же незаконной» [1].

Богаевский гидроузел

Во всем мире, кроме нашей страны, строят суда под условия рек, а не реки переделывают под суда, не считаясь с затратами и экологическими последствиями.

Но чиновники Минтранса с упорством утверждают, что новый гидроузел на реке Дон якобы позволит увеличить глубину нижнего Дона до 4 метров. В свою очередь, это обеспечит рост объёма перевозок. При этом закрывают глаза на то, что глубины ниже гидроузла останутся теми же (в том числе, из-за неустранимых ветровых сгонов воды в Азовском море), что пропускная способность р. Дон, исходя из габаритов и формы судового хода и подмостовых габаритов в г. Ростов-на-Дону, не изменится. Забыли и то, что когда в 1980-х годах проектировался Богаевский гидроузел, предполагалось, что он заменит расположенный выше по течению старый Кочетовский гидроузел. Но когда произвели основательную реконструкцию последнего, вроде бы, необходимость в Богаевском отпала. Но, как пишет местная пресса [16], «Похоже, есть стремление заполучить любой ценой три десятка миллиардов бюджетных денег. В процессе строительства их могут умножить на два: ну не смогли предусмотреть всех обстоятельств, подобная стройка ведь непредсказуема. Потом, смотришь, десятка два миллиардов исчезнет в непредвиденных дноуглубительных работах

Президент Национального центра водных проблем, д.т.н. Владимир Кривошей: «Никто не учитывает, и этот проект тоже, что меняется климат. Каждое новое вмешательство в реку с якобы благими целями оборачивается просадкой уровня воды. Происходят сезонные изменения стока, усиление сгонных ветров, когда суда не могут войти в устье Дона. Этих проблем Багаевский гидроузел, даже если его построят, решить не поможет. И ещё один не учитываемый аргумент. Во всём мире речной грузооборот падает. Он составляет около 2,5% от общего потока, в России около 1% . И, по-видимому, эта тенденция и дальше будет сохраняться. Если говорить прямо, никаких объективных причин для строительства этого гидроузла просто нет… Срок окупаемости 54 года, а грузопоток падает. Только государство может пойти на такое безрассудство. Частник не пойдёт. Почти наверняка этот проект не окупаем, кто бы и что ни говорил.… 40% судов, которые могут возить грузы и без него, будут нести убытки, поскольку потеряют время на ещё одном шлюзовании. А цена стройки ляжет на себестоимость перевозок».
Академик, председатель Южного научного центра РАН Геннадий Матишов: «Только прямой ущерб природе, причём рассчитанный по минимуму в ценах 2012 года, может превысить 2 млрд рублей. Сумма, вполне сопоставимая с ожидаемым экономическим эффектом проекта - 3,3906 млрд рублей… Очевидно негативное воздействие и на окружающую среду, и на население».
Несмотря на сказанное выше заместителем руководителя Федерального агентства морречтранса Виктором Вовком сказано было прямо: строительство Багаевского гидроузла - дело решённое. Всё остальное только антураж вокруг проблемы [16]

(продолжение - см. вместо комментариев)
Tags: люди, полемика, разное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments