pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

Дополнения к "Мелочам прото- и простоиерейской жизни"

Слышу периодически от одного хорошего знакомого священника, давно уже служащего, разные любопытные церковно-приходские "зарисовки". Говорю ему: "Почему не запишете-то"? Он всё как-то отнекивается, рукой машет. Я спрашиваю: "Может, мне тогда с ваших слов записать?" - согласился, но попросил на него прямо не ссылаться.

Он знал покойного отца Владимира Рожкова. Я его тоже видел в последние годы жизни в Николо-Кузнецком храме, когда учился в Свято-Тихоновском институте, он был настоятелем этого храма после о. Всеволода Шпиллера, а в последние годы уже только "почетным". А "по нечетным", как мой собеседник вставил, был о. Владимир Воробьев, который и сейчас им остаётся.

Оказывается, о. Владимир удачно совмещал церковную жизнь с самой юности с работой в компетентных органах. В те годы сотрудничество отдельных служителей с КГБ не было большой редкостью, но у о. Рожкова это было явно дальше и глубже, чем у других. При этом добрейший был человек, о нем тепло и уважительно упоминали и о. Александр Мень, и Анатолий Краснов-Левитин, и многие другие его современники. Выходец из обыкновенной рабочей неверующей семьи, он был музыкален, эстетически восприимчив. И очень любил католицизм.

О. Михаил Ардов подтверждает:
""Карьеру свою Рожков начал под покровительством знаменитого в свое время митрополита Крутицкого Николая (Ярушевича), он был у этого иерарха старшим иподиаконом. А поскольку митрополит долгие годы возглавлял Иностранный отдел Патриархии, отец Владимир преуспел и на поприще церковной дипломатии. Судя по всему, он пользовался большим доверием не только “священноначалия”, но и тех “компетентных органов”, которые за Церковью надзирали. Иначе невозможно объяснить важный этап в биографии Рожкова — он был командирован в Италию и окончил курс в ватиканском “Руссикуме”".

На двери его настоятельской кельи обычно висела надпись: "Не стучать!" Однажды кто-то к этой надписи приписал: "Ни на кого".

На именины 28 июля (день св. князя Владимира) о. Владимир Воробьев со своими прихожанами и ближайшими сотрудниками Свято-Тихоновского института, тогда первые годы существовавшего, собирались в храме первой Градской больницы у о. Аркадия Шатова (ныне викарный епископ Пантелеимон). А о. Владимир Рожков праздновал свои именины при многочисленном стечении католиков, в том числе священнослужителей, с которыми он всегда поддерживал дружеские связи. При входе в Николо-Кузнецкий храм одно время по обеим сторонам виднелись надписи - одна с молитвой Франциска Ассизского, другая - из какого-то изречения Игнатия Лойолы (кто может это подтвердить или уточнить?). Когда в реальные обязанности настоятеля вступил о. Владимир Воробьёв, по его указанию тихо, ничего не говоря о. Рожкову, эти надписи закрасили, заменив на традиционные "Верую" и "отче наш". Однажды о. Вл. Рожков заметил, удивился и стал выяснять: кто, почему это сделал и т.д. Его стали уверять: "отец Владимир, это давно уже так!".
О. Владимир был автором "Очерков по истории католической Церкви" - кажется, единственного в своём роде труда, написанного православным священником с явной симпатией к КЦ. Он умер довольно рано, в 1997 г., прожив чуть больше 60 лет.

"отец Геббельс"

Был такой иподиакон у митрополита Ювеналия, один из многих, а точнее - посошник, с жезлом выходил. Я его сам помню, когда в 1991-м году был на одном богослужении, которое возглавил митрополит в одном из подмосковных приходов. Он был уже явно в сильно пожилом возрасте, немного сутуловатый, безбородый, с небольшими усиками и в металлических очках. Видимо, за этого его в шутку прозвали "Геббельсом", о чем я узнал с удивлением от своего собеседника! Начинал он иподиаконствовать у небезызвестного в своё время епископа, а затем митрополита Трифона (Туркестанова, 1861-1934). А потом, по преемству от одного архиерея к другому, он прислуживал всем Крутицким митрополитам, пока не дошел до Ювеналия. В конце его жизни его рукоположили в диакона. Но диаконом он не служил ни разу, после рукоположения оставался все равно посошником. Почему рукоположили? Со слов моего собеседника: "Ну как, ему говорили - а хоронить мы тебя в чем будем, в костюме, что ли? В стихаре лучше гораздо, но мирян в стихарях не хоронят". И так его возвели в диаконский сан...
Я спрашиваю своего собеседника: ну а как звали-то этого "отца Геббельса"? Он не может вспомнить...***

Эти два рассказа настолько необычны, хотя и не очень правдоподобными воспринимаются, что нуждаются, очевидно, в дополнениях или уточнениях. Но в любом случае, что они уже живут в памяти кого-то из священников именно такими, само по себе любопытно.

Деталь на богослужении.

Новорукоположенный диакон путается в службе.
Возглашает "оглашеннии, изыдите!" раньше положенного времени, на опережение. Настоятель ему в полголоса, из алтаря: "Подождите, подождите!"
Диакон во весь голос повторяет:
"Оглашеннии, подождите!"
=======================

*** "Геббельса" звали Анатолий Козлов, как подсказал о. Марк Ганаба
Tags: жизнь церковная, история, люди
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments