pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О мере добра

«Грусть от того, что не видишь добра в добре» - написал однажды Н.В. Гоголь в своих дневниках. Видимо, писатель имел в виду, что всякие мероприятия людей, предполагающие внести большую меру добра и блага в общественную жизнь, в итоге чаще всего не достигают ожидаемого результата. Но что вообще такое добро и что зло, если часто мы видим их относительность и неопределённость в нашей жизни вместе с различными понятиями о них самих? Общественный консенсус может в данном случае быть достигнут лишь по самым общим вопросам (к примеру, делать другим, чего самим себе вы не хотели бы, в общем случае есть зло, то есть убивать другого, причинять ему насилие и другие неприятности), но гораздо больше здесь может быть и разномыслий.
Люди часто хотят устроить свою жизнь и жизнь окружающих их ближних из добрых побуждений, из соображений «как лучше». Но этим своих целей часто не достигают, поскольку получают при этом, по выражению одного известного в недавнем прошлом политика, «как всегда». То есть, большей меры добра в конечном итоге часто нельзя увидеть, но бывает даже наоборот, согласно поговорке «благими намерениями дорога вымощена в ад». Почему же так происходит? Не только из-за размытости и неопределённости понятий добра и зла, но и от путаницы их вокруг нас и внутри нас. Эта путаница идёт с самого начала истории человечества, или даже с предыстории. Согласно известному библейскому откровению, наши прародители покусились на плоды с запрещенного Богом дерева познания добра и зла. Эта известная библейская притча с её богатой символикой всегда представляла собой предмет многих размышлений и подчас недоумений, начиная с вопросов, почему вообще нужно было помещать в раю, где всё очень хорошо (Бытие 1, 31), это древо познания добра и зла, несущее смерть, если Бог заранее знал, что человек не устоит перед соблазном и падёт? Этот текст первых глав первой библейской книги неизбежно может толковаться по-разному. Но одно из возможных пониманий, на мой взгляд, следующее: первые люди, да и многие следовавшие за ними, сделали главной ценностью в своей жизни знание, но не любовь. А следовало бы наоборот… В знании как таковом ничего плохого нет, но оно может быть разрушительным и смертоносным без любви. «Дерево познания добра и зла» оказалось, таким образом, своего рода «лабораторией» по испытанию первых людей, что они выберут и что поставят в своей жизни на первое место, - жизнь в любви к Богу и друг другу или погоню за знаниями для самих себя? Древняя магия, пытавшаяся установить причинно-следственные связи в природе и в мире духов, овладевая разными знаниями, явилась в некотором смысле предшественницей современной науки, которая не всегда была непременно созидательной, но могла подчас нести страдания и разрушения, оказываясь в руках безумцев или своевольных авантюристов...
Частное автономное знание для самих себя может разъединять и умножать разногласия (и тем самым умножать зло, или, как минимум, путаницу добра и зла), а соединяет лишь любовь, являющаяся источником добра. «Кто умножает познания, умножает скорбь», как заметил Экклесиаст (1, 18), – не потому, что познание само по себе плохо, а потому, что в мире конкурирующих между собой знаний и своевольных стремлений «как лучше» человеческая природа раскрывается, увы, больше с отрицательной стороны, чем с положительной. И это не что иное, как последствие самовольного присвоения первыми людьми запретного плода с древа познания! Причем познание (на иврите «даат») здесь имеется в виду не информативное, не интеллектуальное, а скорее опытное, когда человек соединяется с тем, что он познаёт, «вкушая» и присваивая, усваивая себе всё подряд, - и добро, и зло - в их смешении.
Но от этой бесконечной путаницы добра и зла и пришёл в наш мир Иисус Христос спасти человечество! Бог, по новозаветному откровению, есть любовь (1-е послание Иоанна: 4, 8). И эту любовь открыл и явил Иисус, показав, что эта любовь уязвима, она может быть поругана и распята, но, тем не менее, она непобедима, и только за ней – будущее. Конечно, под словом «любовь» можно понимать также много чего разного, как и под словом «добро» (увы, всё та же путаница добра и зла вокруг нас часто мешает пробиться к настоящему пониманию, что такое любовь). Но слова апостола Павла в 1-м послании к Коринфянам дают важную ориентацию в этом отношении. Они не дают определения любви, но указывают очень важные её признаки:
«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Кор. 13: 4-7).
Всё это признаки именно божественной любви. И только ориентируясь на неё, можно поистине вдохнуть Добро в добро! Поскольку всякое настоящее добро – от Бога, ибо оно приправлено Его любовью. И наоборот, всё, что противоположно вышеперечисленным признакам настоящей любви, есть зло. Значит ли это, что не-христиане или люди неверующие вовсе не способны ни к какому добру? Конечно, нет. В каждом человеке кроется образ Бога и Его подобие (см. Быт. 1, 26). И иной раз люди нецерковные и неверующие могут быть по сути большими христианами, чем люди набожные и регулярно посещающие храмы, у которых путаница добра и зла бывает нисколько не меньшей, чем у остальных. Но какой степени любви и какой высоты её эти «анонимные христиане» из неверующих могли бы достичь, если бы стали настоящими, сознательными христианами?..

(Отредактированный текст см.: Самозащита без оружия, №1(72), 2015. Как там редактируют, мне не очень нравится, поэтому оставляю здесь так, как написал)
Tags: библия, жизнь, люди, писание
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments