pretre_philippe (священник Филипп П.) (pretre_philippe) wrote,
pretre_philippe (священник Филипп П.)
pretre_philippe

О новых возможных путях церковной жизни

Острая заметка Александра Зорина, к годовщине гибели прот. Павла Адельгейма.
Всё больше людей, как мне кажется, задумываются об альтернативных формах церковных собраний, при которых совсем не обязательно внешне куда-то уходить и порывать с конкретной "большой церковью" как системой.

МЫСЛИ: Александр Зорин. ДОМАШНЯЯ ЦЕРКОВЬ В ЛОНЕ РОССИЙСКОГО ПРАВОСЛАВИЯ. К годовщине убиения о. Павла Адельгейма

Убийство отца Павла Адельгейма 5 августа прошлого года во Пскове совершил больной, несчастный человек, увлёкшийся, как пишут о нём, религией. Вроде бы Библию не выпускал из рук, и другим советовал её читать. А издавна известно народное поверье: "кто всю Библию прочитает, тот с ума сойдёт".

На чём оно держится? На глубоком и безнадёжном непонимании Священного Писания без пастырского и святоотеческого руководства. Не будем заглядывать в дореволюционное прошлое, где православное население было почти сплошь неграмотным. Да и священники зачастую не обладали должными знаниями. А после революции так называемая всеобщая грамотность научила народ, по слову Ленина, читать газеты и правительственные указы. С неугодным духовенством при помощи того же народа расправились быстро.

Умения читать недостаточно, чтобы понять Слово Божие, даже если понять очень хочется. Больного окрылила надежда: единственная возможность вылечиться – Церковь. Стал ходить в "главный храм страны", прикладываться к иконам, просить помощи у Андрея Первозванного. И будто бы помощь пришла, головные боли утихли. Чисто клинический случай. Если лекарство помогает, значит, выздоровление возможно. Церковь, таким образом, для многих наших соотечественников становится психбольницей, причастие - спасительной пилюлей. Храмы, которые обещают открыть в "шаговой доступности", будут для них чем-то вроде районных стационаров.

Отец Павел в эту систему, в эту формализованную богадельню, не вписывался. Как опытный священник, он прекрасно понимал различие и взаимодействие душевного и духовного в человеке. Какой совместный труд надо приложить, чтобы опасные симптомы не уничтожили личность. Какое в действительности лечение потребно такому больному, чтобы он не впал в зависимость от суеверия или от авторитета священника.

В приходе о. Павла Адельгейма, в его доме такая работа осуществлялась. Работа любви и нравственного просвещения. Вообще же в современной России таких священников единицы. Как правило, они находятся в немилости у правящего епископа, деятельность их ограничена. И больные из числа православных остаются без духовной поддержки, без наставления в вере. Состояние многих из них чревато непредсказуемыми последствиями. В лучшем случае они уходят из Церкви.

Своего правящего епископа, как главного администратора епархии, отец Павел критиковал, за что тот платил ему унизительными санкциями и угрозами. Обычно несогласных священников епископ вышвыривает из своей епархии или ставит на захолустный нищий приход. И священник, если он семейный и, к тому же, многодетный, бедствует неописуемо. Две-три старушки – вот и вся его паства. Кроме того, существуют заштатные священники, вообще не имеющие прихода в церковной системе. Есть среди них и вполне востребованные с крепкими общинами, в которых они исповедуют, проповедуют, а то и служат литургию... Поминают они при этом Патриарха РПЦ МП, но в жизни официальных ее приходов не участвуют.

Это не катакомбная Церковь, не автокефальные приходы. Они остаются, в общем-то, в лоне Московского патриархата, но общаются с определенным священником, которому доверяют и от которого получают духовную помощь. Я не удивлюсь, если в РПЦ МП появятся и епископы, которые тайно, или как-нибудь косвенно, благословят служение такого рода. Как в 60-е годы прошлого столетия архиепископ Ермоген (Голубев) благословил встречи священников в домашней обстановке.

РПЦ давно и глухо пребывает в расколе, безуспешно замалчиваемом. И, быть может, домашние церкви – один из путей, по которому православные пытаются выкарабкаться из духовного кризиса, засасывающего страну и ее официальную Церковь.

Украинские события подтвердили болезненный диагноз, поставленный нашему населению. В значительном количестве оно, оболваненное пропагандой, согласно с агрессивной политикой власти. А иерархия, верная "иосифлянской" (в данном случае – от Иосифа Волоцкого) традиции, поддерживает власть.

Несчастный молодой человек, в припадке затмения убивший священника, олицетворяет наше больное народное православие, способное поднять руку на Христову Церковь. Как это уже случалось не однажды в минувшем столетии.

***

За то, что народ, наконец-то собравшийся в храме,
И ныне привычен отстаивать службу ногами.

Набычивши выю, стоит, как средь чудного леса,
Но Божьего Слова не слышит, и в службе самой ни бельмеса.

За то, что веками с державною властью блудила,
И выб…дков стаи себе же на горе плодила.
Они и сегодня в садках золотых нерестятся,
Отечества ради, целуют в уста святотатца.

За то, что святого последнего бесам на милость
Сдала, лютой казнью его заручилась.
За то, что в болото уходит любая дорога, -
Народ от тебя отшатнётся, взыскующий Бога.

И будет искать, и найдёт в стороне протестантской,
Когда не покаешься в доле своей окаянской.
Tags: свет и тени в Церкви
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 64 comments